Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Путешествие в село Кын. Память о погибших в Гражданской войне

14.10.2015 11:20:27

Гражданская война 1918 - 1923 годов оставила свой след в селе Кын. О сражениях белых и красных с участием бронепоездов на Западно-Уральской ветке, о боях за станцию Кын -  читайте в статье Путешествие в село Кын. Пламя гражданской войны.

Не менее тяжёлые бои были и за Кыновский завод, село Кын. Что происходило там, на Чусовой, что пережили местные жители? Что мы вообще знаем о той войне, не считая забитых в голову со школьной скамьи штампов советской пропаганды и  "революционных" песен?

Мы вообще что-то знаем?

"Смелые" любители погорланить на митингах, желающие "поднять" тех – на этих, одну часть народа на другую, – хотели бы они сами оказаться на месте кыновлян холодной зимой 1918-ого? Сомневаюсь. Попробуем перенестись в те дни…

Бои за село Кын

Кын оказался крепким орешком для обеих сторон. Белые прозвали Кын "осиным гнездом" за сопротивление. И красным взять и удержать Кын было тяжело. Село Кын, как и станция, семь раз (!) было взято штурмом, переходя от красных к белым и обратно.

Кыновляне были в ужасе от войны, которая свалилась им на голову и не были в большинстве своём ни за тех, ни за других, осуждая убийства людей. Охотники из местных вообще уходили в лес, не желая воевать ни за кого.

Красные использовали колокольню Троицкого храма как пулемётную площадку (!). При изучении архивов оказалось, что это излюбленный приём, который часто применялся китайскими "интернационалистами" в Гражданскую войну от Волги до Дальнего Востока. Влезть на колокольню (высотную доминанту) и лупить оттуда из пулемётов по всем подряд. И по жителям, чтоб боялись выходить из домов, и по противнику заодно.

Местные жители показали мне, где находились при штурме позиции белых. От метеостанции я пошёл в сторону Троицкой горы, искал следы коммуникаций в лесу и…нашёл. Окопы почти сровнялись с землёй, но очертания брустверов ещё достаточно чётко видны.

Однако Троицкую церковь, откуда вели огонь красные, мне мешал увидеть частый лес, поэтому всё же появились сомнения. Эх ты, сказали мне, этот лес-то уже потом вырос! И правда.

Я наяву видел боевые порядки Белой Гвардии и Чехо-Словаков! Как с колокольни что-то вопили на непонятном языке, раздавались немецкие команды и пули очередей из "Максимов" взрывали землю на бруствере. Как шли в бой совсем молодые юнкера Белой Гвардии под бело-сине-красным российским флагом (иные знамёна в своих частях Колчак строго запретил). Как наступали чехи и словаки с Георгиевскими крестами на груди, с бело-красным знаменем Чехии и бело-сине-красным знаменем Словакии, так похожим на российский флаг. Как внизу, под ураганом из пуль и снарядов, по берегам Кына в домах попрятались жители, молясь о спасении души… Ударили двадцатиградусные морозы, Кын завалило снегом. 

По рассказу А.Иванова, "…красные с колокольни и вершины Плакун-горы из пулемётов скосили батальон юнкеров и даже не разрешили захоронить трупы, приказав местным жителям оставить юнкеров лежащими на дороге. Последний свой штурм красные предприняли уже в декабре, пролежав под огнём в снегу целый день: "Либо в тёплую избу, либо в мёрзлую землю". В итоге зимой 1918 года Кын достался белым и красные отступили. Вновь Красная Армия заняла Кын только летом 1919 года.

 Понятно, что история пишется победителями. Героизм красных даже при отступлении (а иногда и позорном бегстве) да лютые зверства белых (о зверствах красных упоминать было как-то не принято).  Для более объективного взгляда советую прочесть воспоминания жителей села Кын о тех днях, бережно собранные краеведом С.А. Гринкевичем. 

Из воспоминаний  Игоря Леонидовича Югова:

"В гражданскую войну моей бабке было 15 лет, она 1903 года рождения. Она так говорила: "Не верь, когда белых ругают. Белые, если что у крестьян брали, то всегда платили". Когда белые стояли в Кыну в 1918 году, моя бабка жила на Долгом Лугу. Заболели у нее зубы, пошла к врачу. На окраине Кына – белая застава. Пропустили ее. Врач, офицер в погонах, зуб ей вылечил, а на  следующий день – и второй… А когда пришли красные, то пленных белых офицеров расстреляли на Мерзлой горе. Отвели их  к  полевой меже, что по дороге в Кошкину, и там расстреляли, там и зарыли. Было офицеров четверо…

   А в деревне Деменево местный мужик навел ночью белых на красных солдат. Они ночевали в овине. Белые ночью пробрались и штыками покололи красных. 

У жены моей, Татьяны Александровны, дед в мировую войну воевал, вернулся с крестами на груди. Когда началась гражданская война, он не пошел ни к белым, ни к красным, в лес ушел, там всю войну и прятался, жил охотой".

  И.А. Паршакова, ссылаясь на слова матери, рассказывала: "Простые жители села совсем не разбирались в происходящих событиях, их охватывал страх при любых военных действиях как белых, так и красных".

 Из воспоминаний  Маргариты Александровны Новиковой:

"Мой свекор Алексей Иванович Новиков (1895 - 1966), житель деревни Грязнуха, рассказывал о расстреле молодого красивого белого офицера  красноармейцами на лесной дороге в месте, называемом жителями деревни "Елашка". После ухода красных жители не посмели даже насыпать холмик на месте гибели белогвардейца. Почти все жалели, что он погиб таким молодым…Алексей Иванович помнил также о гибели трех моряков, повешенных  белогвардейцами у пакгауза на станции Кын".

 Из воспоминаний Степаниды Лазаревны Елоховой:

"…красные повесили отца на станции. Был он знатным охотником и рыбаком. Все лесные тропки знал… Мама рассказывала: "Сидим мы за столом, обедаем, а тут солдаты явились, как потом оказалось, белые: "Веди нас прямой дорогой". А попробуй откажись, расстреляют на месте. Он их провел. Круговой дорогой 27 километров было, а напрямую - 15. Потом красные его встретили и повесили в 1918 году…"

Помнили кыновляне и случаи, когда красные забирали  у людей продукты питания и лошадей.

 Из воспоминаний Нины Николаевны Желонко:

"Мой дед, Иван Дылдин, а с ним и Шостин, были расстреляны белыми в 1918 году..."

 

Из воспоминаний Тамары Ивановны Клячиной (Лежневой):

"Фамилия наша Лёжневы, по преданию, французского происхождения. Был такой пленный француз ле Жен. Он попал  в Россию во время какой-то войны, женился на нашей девушке, отсюда и пошли Лежневы. В революцию и гражданскую войну мой дед  был за красных. Работал он в то время на Лысьвенском заводе. Отправили его большевики в Кын создавать большевистскую ячейку – в Кыну ведь много было рабочих с бывшего Строгановского завода. Летом 1918 года пришли колчаковцы, и дед ушел в лес, но по ночам иногда в дом наведывался. На Долгом Лугу жил кержак Авдейка Арапов, хозяйство у него было большое, богатое. Он, говорят, и донес на деда. Тут деда и арестовали, увезли на станцию Кын и расстреляли у железнодорожного полотна, где сейчас памятник. Там не только венгров расстреляли, но и наших, кто был за красных".

 Из воспоминаний  Владимира Васильевича Рачева (1900 - 1933) и Александры Федоровны Рачевой (1902 - 1973):

"…Среди жителей были люди, помогавшие красным. Однажды белогвардейцы согнали на площадь весь народ и велели выдать  женщину Екатерину Афанасьевну Петрову, которая прятала раненых красноармейцев. Но люди молчали,  и тогда белые приказали расстреливать каждого пятого человека. Мать Александры Федоровны оказалась, к счастью, третьей, бабушка – четвертой".

 Белые выстроили жителей Кына и предъявили ультиматум: либо сельчане "сдают" своих, кто был в партизанском отряде красных либо каждого пятого расстреляют. Люди выбрали молча второй вариант… Белые расстреляли одиннадцать заложников под камнем Гребешки на берегу Чусовой. 

Получается, и при тех, и при других был террор!

Нельзя одобрять убийства простых мирных людей, во имя чего они бы ни совершались!

С одной стороны, кыновляне сочувствовали морякам, повешенным белогвардейцами у пакгауза на станции Кын, оплакивали своих из числа заложников, расстрелянных белыми у Гребешков. С другой стороны, местные жители жалели молодого и красивого белого офицера, расстрелянного красными в Елашках, и тех белых офицеров, расстрелянных на Мёрзлой Горе, и молодых юнкеров, и своих односельчан, погибших от рук красных.

Однако А. Иванов замечает: "Разница заключалась в том, что красный террор был официальной политикой, а белый террор – "инициативой с мест", которую верховная власть всё же не одобряла". Кыновляне помнят, как наказывали тех белогвардейцев, которые пробовали открывать в селе огонь без приказа, как белый офицер вступился за сельчанина, обвиняемого в пособничестве красным, и его казнь была отменена.

 Белые увели заложников из села под Гребешки и расстреляли, это факт. А один из местных жителей поведал мне о рассказах старожилов, когда село заняли уже "интернационалисты" и казнили пленных белых и тех, кто им помогал. Судя по этим рассказам, красные сделали казнь публичной и более жестокой. Перед всем селом приговорённых вывели на уступ Плакун-горы. Затем их кололи штыками и ещё живых сбрасывали со скалы в реку Кын, которая обагрилась кровью.

Многие документы (если вообще составлялись) и достоверные свидетельства тех событий (а не рассказы!) не сохранились, проверить истинность крайне сложно. Но если этот рассказ - правда, то тогда замечание А.Иванова ещё раз подтверждается. 

Красные оставили в живых некоторых служителей Троицкого храма – за то, что отпевали погибших красноармейцев. Прямо в ограде Троицкой церкви кыновляне хоронили тех, кого красные казнили на Мёрзлой горе.

Позже захоронения воинов Белой Армии в том месте были уничтожены советской властью. Ещё на одном месте захоронения белых - обустроили школьную спортплощадку (!).

Однако Память людская всё помнит.

(В селе я узнал историю о том, как мальчишки после войны из любопытства разрыли могилы в ограде храма и как их прокляли за это старухи; пока ребята не выросли, несколько лет ходили по селу, как прокажённые).

Как быть с памятью тем, у кого в семье погибли от рук красных и тем, у кого в семье погибли от рук белых?

Память о событиях Гражданской войны 

В 1967 году в Кыну на месте расстрела белыми одиннадцати кыновлян под Гребешками был установлен памятный белый обелиск. Не хочу приводить его фото (только вид издали), потому что обелиск в удручающем состоянии, стёрты надписи, просто белая плита. Кто знает, что это за плита – тот и знает. Люди, ну как же так?  

На станции Кын ещё при советской власти были установлены обелиски в память о казнённых белыми венгерских интернационалистах – под насыпью и у здания клуба.

У разъезда Палёный Лог установлен Памятник погибшему экипажу красного бронепоезда №2 "Мститель" (фотография памятника приведена в предыдущей статье).

Ещё один памятник установлен у братской могилы на въезде в село Кын со стороны станции, в которой похоронены 18 жителей села, убитых в ноябре 1918 года.

Но и потомки белых, погибших русских солдат и офицеров, воинов из чехов и словаков, имеют право знать, где их могилы, как они погибли, хотят воссоздать воинские  мемориалы.

В память о погибших в России воинах Третьего Чехо-Словацкого Яна Жижки полка потомками легиона из Чехии и Словакии в 2008 году был установлен Крест у беседки близ родника, по лесной дороге от Верх-Нейвинска на скалы Семь Братьев. Посетите это место пешком, ибо автотуристы, пробирающиеся на скалы по дорогам коллективных садов, его не встречают. "Потомки красных" уже нацарапали на нём надпись "Смерть оккупантам".

Войне нет конца. Среди нас до сих пор есть "белые" и "красные". 

Представители чехословацкого легиона прибыли и в Кын, выступив с инициативой открытия мемориальной доски на территории станции Кын, восстановления исторической справедливости, ведь в боях за станцию пали не только венгры, но и русские, и чехи, и словаки!

 

В 2010 году в рамках проекта "Кын-реалити" это было сделано. Йиндржих Ситта, с чехословацкой стороны, и Александр Протасевич, зам. министра культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края,  открыли мемориальную доску, посвященную памяти солдат и офицеров Сибирской армии и Чехословацкого корпуса, погибших в 1918-1919 гг. в боях за станцию Кын.

 

 


Кын-реалити. Реконструкция боя за станцию Кын 

И всё же, возможно ли примирение потомков уже в XXI веке? Ведь города Урала и с другой стороны, Чехии и Словакии - традиционно побратимы. На 70-летие Великой Победы в Отечественной Войне 1941-1945 годов, в отличие от остальных западных лидеров и некоторых руководителей стран, "союзников России", президент Чехии Милош Земан посчитал своим долгом приехать на Парад в Москву!

При поддержке администрации Пермского края и Лысьвенского района в 2010 году был проведён замечательный проект "Кын-реалити" по восстановлению истории села Кын и одноимённого посёлка на станции.

В рамках проекта в августе 2010 года члены военно-исторических клубов Чехии, Перми и  Екатеринбурга, Москвы и Уфы, Тольятти и Самары произвели реконструкцию боёв августа 1918-го года за станцию Кын у Орёл-горы. Руководил "операцией" историк Гражданской войны, кандидат наук Николай Копылов из Московского гуманитарного института. 

Было и обмундирование, соответствующее периоду гражданской войны, и вооружение бойцов пулемётами "Максим" и винтовками со штыками. Кыновляне, затаив дыхание, смотрели за ходом сражения, с обеих сторон гремело русское "Ура!" и "Вперёд!". Для представителей СМИ организаторы (историк Михаил Нечаев, Алексей Стаценко, Йиндржих Ситта) провели пресс-конференцию.

В Кыну, в знак примирения сторон, рядом стояли "красные" и "белые": и в карауле на открытии мемориальной доски на станции Кын, и у могилы красноармейцам в Паленом логу. После "боя" на Орел-горе они вместе фотографировались на память. Представители Чехо-Словацкого легиона, в том числе военнослужащие армии Чехии Милан Мойжич и Радим Храст, выразили искреннюю благодарность администрации Пермского края и Лысьвенского района за открытие мемориальной доски.

Теперь в Кыну есть памятные знаки и в память о красных, и в память о белых.

 Вагон-музей Гражданской войны    

На железнодорожной станции поселка Кын Лысьвенского района в 2011 году открыли Вагон-музей Гражданской войны. Открытие вагона стало вторым этапом исторической реконструкции в рамках программы "Кын-реалити". "Вагон доставили в Пермский край с Дальнего Востока, часть экспонатов для музея реконструировали по фотографиям. Например, по старым снимкам сшили военную форму, которую носили красногвардейцы и белогвардейцы. В дальнейшем коллекция музея будет пополняться", – отметили создатели нового музея. По замыслу организаторов, музей должен стать передвижным.

Вышеуказанную информацию о Вагоне-музее Гражданской войны и его фотографию привожу по сообщению блогера ©ilerik от 20 октября 2011 года, специально для портала YouPerm.ru.

Экспонаты периода Гражданской войны в Кыну можно посмотреть и в Кыновском музее.

 

 



Послесловие

Недавно я видел новый памятник на месте бывшего села Илим: "Илимцам - защитникам Отечества". Он единый – и в память о бойцах Красной Армии, и в память о воинах Белой Армии и царской армии, погибших и в 1914 – 1923 годах, и в 1941-1945 годах. На памятнике присутствуют и Георгиевские ленты, как символы Победы в Великой Отечественной войне, и Георгиевские кресты.

 Дай нам Бог, россиянам, никогда более не повторить тех страшных событий братоубийственной гражданской войны, помнить уроки, которые преподала нам История!

Наше общество и сейчас неоднородно, по-разному оценивает события прошлого. Тот, кто думает, что всё забыто и быльём поросло – ошибается. Среди нас – потомки красных и белых, которые чтут память о своих отцах и дедах.

Оставим в стороне наёмников, бандитов и тех, кто воевал ради наживы, совершал преступления против человечности.

Вспомним тех, кто воевал за Родину, за Отечество, хотя понимание Родины и Отечества по разные стороны было разное. Отвечу на вопрос, возможно ли примирение их внуков, сыновей и дочерей.

Если должным образом будет увековечена память павших в Гражданской войне с обеих сторон, мой ответ будет "Да".

Это так важно сейчас, и только так мы станем сильнее.

 Перечень использованных материалов

 1. Сообщения СМИ о реконструкции боёв 1918 г в проекте Кын-Реалити, август 2010 года http://zwezda.perm.ru/newspaper/?pub=2264&razdel=all 

http://lisva.bezformata.ru/listnews/krasnij-bronepoezd-2-i-bronepoezd/148580

 2. Блог ©ilerik, Открытие вагона-музея гражданской войны на станции Кын Автор: ilerik, специально для YouPerm.ru, 20 октября 2011 года

 3. А.В. Иванов. "Message: Чусовая", 2007 

4. Материалы Кыновского Музея

5. Материалы cайта http://kyntravel.ru

6. Материалы народной энциклопедии Лысьвы (http://enc.lysva.ru):

 - Гринкевич С.А. "Гражданская война в устных свидетельствах и воспоминаниях жителей села Кын-завод "

 - Захарова А. А., Пьянкова Е.Н. "Я пишу историю поселка Кын "