Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Путешествие в село Кын. От бойца Стенового на вершину Мултыка

19.11.2015 16:03:01

Река Чусовая течёт "в камнях", прибрежных скалах – бойцах, которые были опасны для сплавов "железных караванов". На Реке Теснин известны три самые опасные гряды бойцов, каменные заслоны.

Верхняя, Кашкинская гряда бойцов начинается с быстрого Кашкинского перебора у бойца Дождевого и устья реки Кашки. Она состоит из высоких и красивых бойцов: Омутного, Дыроватого, Оленьего. Самым страшным и гибельным для барок оказалась нижняя, Кумышская гряда бойцов, где барки встречали Горчак, Молоков, Разбойник и Отмётыш.

Село Кын дало название средней, Кыновской гряде бойцов. В неё входят бойцы Печка и Высокий (Великан), Воробей и Денежный - выше села,  ниже села Кын – бойцы Стеновой и Мултык.

Что значит слово "боец" для Чусовой и что такое "мултык"?

Сегодня мы узнаем об этом, когда продолжим путешествие, начатое в прошлый раз из села Кын через хутор Бабенки и скалы Гребешки, на чудесный и просторный Долгий Луг. (см. статью От Гребешков по Долгому Лугу).

Наш путь с вершин Долгого Луга ведёт вниз, к ельнику и нижней береговой дороге, к суровым бойцам Стеновому и Мултыку. К ним можно добраться, пройдя чуть более трёх километров пешком от села Кын до стоянки перед бойцом Стеновым, да километр до Мултыка останется. Можете договориться о прогулке до этих бойцов на лодке с жителями Кына - не откажут! Только попросите непременно сделать разворот на реке ниже бойца Мултык, чтобы осмотреть все его останцы и вершины, прежде чем вернуться к стоянке сплавщиков.

Боец Стеновой

На подходе к бойцу, с дороги вдоль Долгого Луга видны сначала отдельные камни, которые  сначала выглядывают тут и там за вершинами деревьев у самой вершины хребта. Наконец, каменная стена сливается в один борт могучего крейсера, рассечённого поверху "висячими" логами. Не зря этот огромный каменный корабль назвали Стеновым! Камни Стенового в разноцветных лишайниках. Они местами то белые, то чёрные, все в потёках от водопадов с логов.

Боец Стеновой – обнажение хребта царь-бойца Высокого по ту сторону Кыновской петли. На его вершину можно попасть, спустившись по лесу всего полтора километра с вершины Высокого (Великана) на северо-северо-запад. В 1975 году Стеновой объявлен ландшафтным памятником природы, в его породах встречаются окаменелости. На стене 30-метровой высоты произрастают растения-эндемики и реликты, в Красную книгу Среднего Урала внесены шесть видов растений!

Стена полукилометровой длины своей нижней частью далеко выступает в реку и в прошлом она была весьма опасна для барок. Ещё опаснее, когда бойцы Чусовой выстраиваются целыми грядами – тут уж надежд сплавщику проскочить благополучно ещё меньше, берегись! Так в Кыновской гряде после бойца Стенового барку уже караулил Мултык...

О бойцах Чусовой

Не каждую скалу на Чусовой зовут бойцом! Если она неопасна для барок – назовут просто камнем. Если на сплаве железных караванов скала могла в щепки разбить судно – тогда она считалась бойцом. Самые опасные из них ограждали "открылами", "заплавнями" из толстых брёвен, врытых в берег. А. Иванов описывает их так:

"Заплавни представляли собою раму из 4—8-вершковых бревен (20–35 см) вокруг скалы. Рама была подвижна и укреплялась на скале деревянными брусьями. При ударе барки брусья немного подавались назад и вбок и тем самым смягчали удар. Правда, этой рамы хватало только на один раз. Возле опасных бойцов поставили караульные избы, где жил караул, обязанный следить за прохождением барок, спасать утопающих, восстанавливать сломанные заплавни и стеречь утонувший груз до тех пор, пока летом в низкую воду его не достанут хозяева".

"Бойцы" – так назывался большой очерк нашего земляка Д. Н. Мамина-Сибиряка, который был опубликован в 1883 году в журнале "Отечественные записки". В нём описано путешествие Дмитрия Наркисовича в 1881 году с железным караваном от Усть-Утки по Чусовой. У русской читающей публики тогда наступил реальный шок от специфики уральской жизни, а Мамин-Сибиряк стал известным писателем в России. До катастрофы "Титаника" оставалось три десятилетия. Прочувствуйте отрывки из этого очерка:

(вёсла на носу судна назывались поносными – примечание)

"…Я оглянулся. Пашка действительно прямо бежал на роковой гребень. Бурлаки выбивались из сил, работая поносными. Издалека казалось, что по палубе каталась какая-то серая волна, точно барка делала конвульсионные движения, чтобы избежать рокового удара. Но всё напрасно, ещё мгновение – и барка Пашки врезалась одним боком в выступ скалы; послышался треск ломавшихся досок, крик людей, грохот сыпавшегося чугуна, а поносные продолжали всё ещё работать, пока не сорвало переднюю палубу вместе с поносными и людьми и всё это не поплыло по реке невообразимой кашей. Доски, люди, брёвна – всё смешалось в живую кучу, которая барахталась и ползла под бойцом, как раздавленное пятидесятиголовое насекомое. От берега к бойцу плыли косные лодки, чтобы спасать погибающих…"

"…Барка быстро погружалась одним концом в воду… Палуба отстала, из-под неё с грохотом и треском сыпался чугун, обезумевшие люди соскакивали с борта прямо в воду… Крики отчаянья тонувших людей перемешивались с воем реки".

Кынок -  горная речка

Вернёмся же к бойцу Стеновому. В ноябре до снегов жёлтые полосы прибрежной травы перемежаются с полосками почерневшей дороги, с остатками зелёной травы и все вместе уносятся куда-то к крутому повороту Чусовой. Туда, где бьются волны изумительного голубого и малахитового тонов о прибрежные камни, где хмуро возвышается белеющая громада Мултыка.

Боец Стеновой обладает замечательной акустикой. Эхо потрясающее! И только эхо истории осталось от железных караванов.  Теперь каменная дуга отражает звуки песен популярного пермского фестиваля "Парнасские забавы", ежегодно проходящего в начале августа на поляне напротив. Для устройства стоянки можно расположиться на ней, а лучше пройти по прибрежной дороге дальше и остановиться близ устья реки Кынок.

В предыдущих рассказах, упоминая о реке Кын и её притоках, я нарочно не упоминал о Кынке, чтобы не запутать читателя. В селе у моста через реку Кын на указателе ошибочно нанесена надпись "Р. Кынок" и местные жители её часто называют Кынком. На самом деле речка Кынок с устьем у бойца Стенового – это отдельный небольшой приток Чусовой. Он берёт начало вместе с собратом Малым Кынком на западных склонах хребта, протянувшегося от гор у берегов Чусовой напротив камня Ермак на 15 километров к югу. После горы Еловой хребет снова достигает Чусовой и обрывается над её водами скалами Мултыка.

Горная речка Кынок местами непроходимо завалена буреломом, её берега близ устья украшены дремучими скалами, заросшими мхом. Дорога на вершину Мултыка от бойца Стенового по левому берегу Чусовой проходит прямо по устью Кынка. Если по высокой воде вам будет сложно перебраться, поднимайтесь вверх по правому берегу Кынка, выше скал. В узких и мелких местах горной речки, заросших водяным лопухом перекатах, либо через плотины бобров вы без труда переберётесь на его противоположный берег. Вы не пожалеете о своих усилиях. В этих местах Царь-Лес совершенно девственный и неповторимый! Серебристые мхи стелются у подножья древних почерневших деревьев. Здесь ягодное царство, а в грибной сезон Лес порадует вас не только белыми грибами, но и целым морем лисичек.

Вернувшись к левому берегу Чусовой, мы начинаем постепенно подниматься по дороге на вершину грозного Мултыка, до которой от устья Кынка идти не более километра. Вы и не почувствуете, что пересекли границу Пермского края и уже находитесь в Свердловской области. Границы эти здесь весьма интересно расположены. Вершина Мултыка и левый берег Чусовой ниже – уже территория Свердловской области, а правый берег Чусовой до бывшей деревни Зимняк – ещё Пермский край.

Заповедная вершина Мултыка

Дорога пересекает лог речки Мултыковки и уходит, огибая вершину Мултыка, дальше к деревне Бабенки и Ослянской пристани. По тропе начнём подъём на вершину бойца. Будем осторожны, всё-таки тут медвежье царство. О незаурядном способе медвежьей рыбалки на Мултыке мне рассказали кыновские рыбаки. Обожаю рыбацкие байки! Так вот, по их рассказам, Михайло Потапыч сдвигал с обрывов Мултыка валуны в Чусовую, затем мчался со всех лап к берегу в надежде изловить оглушённую рыбу, пугая рыбаков.
Туристская тропа ведёт по Мултыку от вершины к вершине. На скальных выступах ещё сохранились гнездовья сокола-сапсана, чья численность стремительно уменьшается на Чусовой. По этой ещё причине просьба осторожно выходить на смотровые площадки великана Мултыка!

Мултыком называют всю гряду скал длиною около километра с главной вершиной - громадной каменной грудой высотой около 80 метров. В конце гряды есть пещера, из которой вытекает ручей. "Груды" Мултыка впечатляют, они чудовищно страшненькие. Геологические пласты перемешаны и смещены, на известняки пермского периода "надвинулись" известняки девона. Мултык – геологический памятник природы!

На его вершинах в 1737 году вогул Иван Новосёлов из деревни Бабенки указал месторождение горнового камня. А в 1841 году великий геолог сэр Родерик Импи Мэрчисон, открывший миру Пермский геологический период, любовался Мултыком, когда с экспедицией сплавлялся по Чусовой от Кына к Ослянской пристани. В дневнике своей экспедиции им отмечена "живописная красота диких ущелий".

Сложно забыть, как в первый раз при выходе на "главную вершину" нас осчастливило невиданным по силе ливнем. Чусовая под Мултыком разворачивается на 180 градусов и обратно течёт на юг! Прав был Мэрчисон, виды с вершин грозного бойца действительно невероятные. Видна Чусовая и вверх до устья Кынка, и вниз, до камня Востряк. Внизу у перебора по противоположному берегу тянется луговина с "пляжем", где находятся стоянки сплавщиков.

Чусовую не удивишь подобными дугами, S-образными поворотами, чего стоит только Мартьяновская дуга или петля к устью Серебряной! Но всё же места, где Река Теснин упрямо бьёт высокий хребет и отступает, изворачиваясь, зажатая "в камнях" – особенные. Таким является знаменитое глубоководное Горло после перебора Хорошего перед камнем Темняш, где Чусовая отвернула от хребтов Дмитриевской горы. Не уступает ему Журавлиное Горло после камней Журавлика и Пленичного, где Чусовая ударяется о склон горы Головашки и выворачивает на Сулёмский плёс. Представляю, каково было сплавщикам, когда барка "пролетала" Мултык!

Грозный боец Мултык

С воды, когда проходишь горловину под Мултыком на лодке, массивные скалы последнего бойца Кыновской гряды смотрятся ещё страшнее, угрюмее. Недаром он был награждён "отличительным знаком" – заплавнями для опасных бойцов. Здесь барки прижимало течением к каменной стене и затем боец буквально растирал барку в хлам, на досочки и ошмётки. Опасаясь этого, подгубщики были вынуждены долго и муторно отгребать потесями от надвигающихся скал – "мултычить". Наверное, много чего с тех времён лежит под водой у  диких каменных груд. Дно Чусовой под грядой бойца Мултык исследовал дайвер Сергей Кондрашин. И вот что он увидел:

"То и дело попадались старинные кованые изделия из железа, порой непонятного назначения и изрядно заржавевшие. Запомнилась часть борта судна, полностью обшитого металлом, деревянное колесо с кованым ободом, чугунок для печки… на глубине 2,5 метра на ровном скальном дне красовался массивный старинный якорь с коваными шипами…

В 5-6 метрах от него вниз по течению находился еще один тормозной якорь-лот…. На этом якоре с одной стороны отсутствовали массивные шипы, по-видимому, с колоссальной силой вырванные в момент зацепа с дном. Стало совершенно очевидно, что оба якоря находились в одной связке и были выброшены за борт в последний момент, когда судно уже неминуемо тащило течением прямо в скалу".

Мултычить, мултыть, мултывить – название бойца навсегда вошло в обиход выражений чусовлян, означая изнурительную и напряжённую работу гребцов, бурлаков. "Пахать как раб на галерах" – сказали бы они тогда. Филологи Уральского госуниверситета в экспедиции 1959 года записывали рассказы и истории сплавщиков Чусовой. История приключений на Мултыке записана в д. Ёкве от А.Н. Долматовой, 1895 г.р. (книга "Предания и легенды Урала", Свердловск, 1991):

"Плавать по Чусовой я начала еще в девках, потом мужик сплавщиком был, я опять же с ним плавала. … Ну, Мултык, он тоже сильный боец был. К нему как подплывёшь, так чуть не версту надо мултыть (работать). Тут не робей да и гляди в оба. Однажды у нас с мужиком то ли заминка вышла, то ли ещё что, только выправить вовремя не успели плот-то, да и стукнуло нас об Мултык. От плота одни бревёшки".

Вот ещё одна история от А.С. Пермякова, 1889 г.р., записанная филологами в деревне Пермяковой:

"Тут у нас камень Мултык - течение там большое, сильное; к нему и притягивало. Сильно грести надо. Вот и говорят: "Помултывишь ты тут!". Вот так его и назвали".

Простодушное объяснение крестьянина мне понятно, однако на деле чудной глагол скорее образовался от первоначального названия бойца Мултык, чем наоборот. Слова "боец" и "мултык" на самом деле имеют сибирское происхождение.

Откуда на Чусовой сибирские названия?

Со словом "боец", казалось бы, всё понятно – русское вроде название от слова "бой". Не всё так просто с названиями на Чусовой, да и во всём Прикамье. В эпоху Великого Переселения Народов, в III-V веках н.э., сюда пришла большая группа угорских и саргатских племен из урало-сибирской лесостепи, принося с собой сибирские названия. О родстве венгров с обскими уграми и об их сибирской прародине первым высказался  в XV веке итальянец Энеа Сильвиа Пикколо-мини, впоследствии папа Пий II.

Неудивительно, что на уральских реках  прижилось название крутой отвесной скалы, утёса, горы - байса (байца) из сибирских, монгольских языков (по словарю Мурзаева Э.М.).

Эвенки называли горы "байту", а тункинские буряты - "байсан". Русские сибиряки описывают ущелья, как место "байсанистое" (утёсистое) или "река течет в байсанах". Сибирские реки "в камнях" – реки с названием Байса в Бурятии, Иркутской и Читинской области. Причём байца – это скала не обязательно на берегу реки! Отдельные скалы в лесу там называют так же. А наши уральские предки переделали это слово на свой лад, назвав камни Чусовой и других рек "бойцами" за то, как порой скала бьёт судёнышки на сплаве.

Есть в Сибири и свой "мултык". В VI—IX веках там появились шорцы, которые славились кузнечным делом, добычей и плавкой железной руды. Горные шорцы, "кузнецкие татары", каждый год 18 января отмечают Мултык-Пайрам, праздник охотников. Мултык на их языке означает "ружьё". По старинному обычаю охотники, возвращаясь из тайги с добычей, оповещали сельчан об удаче стрельбой из ружей.  На Мултык-Пайрам шорцы угощаются пельменями со спрятанными в них монетами, деревянными фигурками, означающими коня, пелёнки и т.п. Обнаруженный в пельмене знак олицетворяет для человека какое-либо событие, которое должно произойти с ним в нынешнем году. Интересно, что так раньше у нас на Урале готовили когда-то пельмени, по сибирским обычаям!

Однако закрадываются сомнения по поводу истинного смысла в названии бойца Мултыка. Что-то тут не так! Скала на Чусовой вовсе не похожа на ружьё.

А главное, Великая Пороховая революция  дошла до России и Средней Азии лишь в конце XVI века. Скорее всего, это уже новое название камня взамен прежнего, данное ему по месту охоты людьми, владевшими длинноствольными ружьями. Выстрел с Мултыка в честь удачной охоты был бы слышен далеко в округе…

Оказалось, что одно из названий камня Мултык -  Мултан! Так он назван в капитальном труде "Россия. Полное географическое описание нашего отечества" (СПб., 1914). Это больше похоже на правду. Финно-угорские племена использовали такие слова. Мултановским называется месторождение в ХМАО. Удмурты в Камско-Вятском междуречье так называют и речки – Мултанками, и селения – Мултанами. В официальных летописях деревня Малой Мултан упоминается в Ландратской переписи 1710-1716 годов в сотне Тотая Иванова. Достаточно вспомнить историю известного "мултанского дела" конца XIX века, когда язычествующие удмурты ложно обвинялись в человеческом жертвоприношении, и их спасла защита блестящего русского юриста А.Ф. Кони.

Осталось всего ничего – понять, что хотели сказать древние предки коми, называя это место на Чусовой "мултаном"?

Тайна Мултана

Мултан – древнее индоиранское слово. В индоиранских названиях  часть "тан" (дан /дон) означает "реку". Предположительно, в конце III — начале II тыс. до н.э. часть племён с индоевропейской прародины уходит через евразийские степи - в Среднюю Азию и далее на юг, в Иран и Индию. Когда-то древние угры контактировали с индоиранцами, с племенами андроновцев-фёдоровцев, которые оказали воздействие на своих северных соседей и способствовали становлению производящей экономики, коневодства и металлургии на юге тайги. По мнению ираниста В.И. Абаева, выявленные в финно-угорских языках индоиранские слова указывают на древнейшие связи между этими народами.

Вернёмся к нашим "мултанам".

Встречались ли в средней Азии, Индостане "мултаны"?

Да! Мултанеями в Хождении Котова (ок. 1625 г) назван народ в Индии. Самый известный Мултан - город в пакистанской провинции Пенджаб. Он самый древний из сохранившихся на субконтиненте городов и славится бирюзовыми куполами своих многочисленных мечетей и мавзолеев. Мултан известен как Город Суфиев из-за большого количества святынь и святых Суфия из города. Возможно, древний Мултан лежал на пути войск Александра Македонского. В Самарканде цыган называли мултанами по имени пакистанского города, где в средние века жило много цыган-торговцев.

Понятно, что с помощью языков Волго-Уральского региона слово "мултан" не понять. Попробуем предположить значение древнего корня мул-, мула-  в иранских языках.

Сначала расшифруем "мултык"

А.С. Давыдов в исследовании "К истории огнестрельного оружия в Средней Азии" пишет: "в говорах, например, таджиков Верхнего Заравшана "мула" означает горло, горловину, шею".

Впоследствии мула-, мул- означало и флейту из полого рога, затем длинную трубу, ствол. Корень тик- (тык-) является основой глагола "тиккондан", т.е. совать, всовывать. Либо может происходить и от тюркского "тиккиш" в том же значении. Тогда мултык, (среднеазиатское милтик, казахское мылтык) – действительно, не что иное, как "заряжающееся со ствола (дула)", длинноствольное ружьё!

Касательно "мултыков" на Урале, В.И. Шесталов из г. Ханты-Мансийска описывает начало медвежьего праздника обских угров, в котором участвует ружьё (мултык):
"Возвращение охотников с добытым медведем. Подъезжая к деревне, охотники подавали сигнал, одновременно стреляя из ружей и выкрикивая слова: "Утщум ӧхӧв!" пять или четыре раза в зависимости от пола добытого медведя. Остальные жители селения начинали готовиться к встрече, надевая праздничные костюмы и обувь. Если убивали медведя, то навстречу охотникам из деревни выходили пять женщин, а если была добыта медведица, то выходили четыре женщины, якобы они являлись посланцами от "снохи медведя" (по манс. "манянэ", по хант. "аньхи"). Они выходили с подожженной дымящейся чагой в посудине, которую обычно держали в правой руке, якобы для очищения от злых духов".

Примечательно, что Г.Ф. Миллер в своей Таблице соответствия русских, татарских и вогульских топонимов приводит историческое название камня Мултык как Aintzuk ku, сопоставляя его с мансийским anhix (аньщих, старик) + kew, ku (камень). У манси было принято называть медведя иносказательно – лесной старик. Скорее всего, скалу Мултык они называли Медвежий Камень (гора, где добыли "лесного старика"?).

Осталось понять слово "мултан"

Поскольку в индоиранских языках мул- может означать "горло, горловину, шею", а тан –"реку", становится понятно, что прежним названием Мултан древние люди хотели предупредить об опасном месте, где Чусовая превращается в узкое порожистое горло под большим камнем. Действительно, как и у Журавлиного Горла, Чусовая ударяется в этом месте о мощный хребет Мултыка и выворачивает на Бабенский плёс.

Послесловие

В Прикамье во времена Великого Переселения, в распавшейся прауральской общности кипел и варился невероятный Котёл Народов, рождая всё новые народности, перемешивая языки и культуры. На память нам остались топонимы - метки совершенно разных исторических периодов и разных народов. Исторические названия нужно беречь, как свою же память!
А Котёл Народов и в наши дни не перестаёт вариться! Путешествуя по Чусовой, я всё чаще замечаю, как в опустевшие чусовские сёла и деревни тут и там заселяются таджики, которым на волне миграции не удалось остаться в крупных городах. Скоро мы услышим, как носитель языка из индоиранских наречий скажет на прощанье старому бойцу Мултыку слова:

То боздид, Байса Мул-Тан! До встречи, Камень-у-Горла-Реки!

Скажем и мы: "Увидимся, Боец Мултык"!

Текст: Михаил Латышев
Фото: Дмитрий Латышев, Михаил Латышев

Материалы, использованные при подготовке статьи

1. А.В. Иванов. "Message: Чусовая", 2007
2. Материалы Кыновского музея
3. Дайвер Сергей Кондрашин, погружение у Мултыка,  http://www.tritonural.ru/multyk
4. Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов, http://vce-znau.ru/
5. Давыдов А. С. К истории огнестрельного оружия в Средней Азии // История и этнография народов Средней Азии. Душанбе, 1981.
6. Шесталов В. И. Музыка и мифология медвежьего праздника обских угров. г. Ханты-Мансийск, http://pandia.ru/text/78/453/91902.php
7. Атаманов М. Г. Этногенез удмуртов: роль лингвистики в решении этногенетических проблем