Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Кын. Латышев

Путешествие в село Кын. На вершину Царь-Бойца

10.12.2015 12:27:46

Село Кын затерялось на просторах Урала в пограничной зоне между Пермским краем и Свердловской областью. Как попасть в это удивительное место на реке Чусовой? Конечно, сплавляясь вниз по течению, от Журавлика или Ёквы. Жители Лысьвы могут за 3 часа доехать до села на местном рейсовом автобусе "Лысьва-Кын". Старый "пазик" отправляется в 16-00, и в 19-00 по местному времени Вы уже очутитесь в Кыну. Мне больше нравится отправляться на Чусовую со станции Кузино на маленьком поезде из двух вагонов – "Кузино-Чусовская". В нём сразу попадаешь в атмосферу ретро, будто завелась машина времени!

В вагоне приветливые проводники помогут Вам уместиться с поклажей, велосипедами, предложат горячий чай из титана, как и было всегда. Бесплатно можете взять свежий номер газеты "Гудок". Фишкой для коллекционеров "ретро" станут фирменные упаковки сахара с надписями "Пермь - моя Родина", "Пермь – город талантливых людей". Это окончательно убедит Вас в том, что "счастье не за горами".

Устроившись поудобнее, Вы увидите в окно вагона, как надвигается настоящая парма, смешанный лес постепенно меняется на густые ельники. Одноколейная дорога после деревни Волыны минует по мосту речку Старую Утку. Поезд, останавливаясь в Уткинском Заводе, на станциях Илим и Харёнки, пробирается по логам и склонам гор вдоль Чусовой. Вот и граница Свердловской области, станция Унь. Здесь поезд делает остановку прямо на вершине увала над долиной реки Кашки. Далеко-далеко видны отсюда чусовские просторы до Главного Уральского хребта. Через три часа пути, после деревни Рассоленки волшебный паровоз прибывает на станцию Кын, где встречается со своим собратом "Чусовская-Кузино", чтобы разойтись на станции по разным путям.

Если удалось заранее договориться, на станции сразу пересаживаешься в машину до села. Уже начало второго пополудни. По меркам зимы – уже вечер! Опытный турист всегда знает, сколько часов осталось светить солнышку. Пока машина влезает на косогоры по укатанной лесовозами дороге, думаешь о том, на что потратить драгоценный кусочек дня.

Конечно, в селе можно посетить краеведческий музей, погулять по местным улочкам. Как вариант, выйти на Кыновскую пристань и от неё немного пройтись до хутора Зябловки по левому берегу. После Денежкина перебора побывать на небольшом камне Воробей – вот и небольшая прогулка!        

Но лучший вариант, особенно если день стоит солнечный - отправиться сразу в маленькое "кыновское кольцо"! В ноябре и даже зимой можно успеть "догнать солнце" на вершине Царь-Бойца Высокого. А чего по домам сидеть? Хрустя ледяными закрайками на берегу пристани, мужики идут к лодке, чтобы прогреть замерзший лодочный мотор. И нет ничего невозможного, плоскодонка ревёт оборотами за перебором, и мы уносимся вверх по священной реке Чуоси, чтобы проститься с Солнцем к "вечеру трудного дня".

 

            Воробышки у Зябловки

Над Кыновской пристанью нависает еловыми космами Мёрзлая Гора. Мы поднимаемся вверх по реке до небольшого селения.

 Когда-то вокруг Кыновского завода компактно селились переселенцы, среди которых были и выходцы с юга России. Южане по привычке звали свои посёлки "хуторами". Кын на коми-пермяцком означает "холодный", "мёрзлый". Самое "зябкое" место в Кыну – хутор Зябловка, в километре вверх от Кына по левому берегу. Холод скатывается с гребней Мёрзлой Горы и постоянно висит над Зябловкой низкими разорванными облаками.

В строгановские времена здесь бывали сплавщики, плотогоны. Да и место здесь рыбное, в холодной воде кислорода больше. Казалось бы, Зябловка зачахла, от домов кое-где остались развалины.

Но электричество есть и хуторок жив! Красуется красной крышей новый дом. Напротив хутора на правом берегу стоят дома биостанции Пермского госуниверситета, до которых пробросили над рекой "энергомост".

Выше, в полукилометре от Зябловки, на том же берегу Вы увидите Воробышков, две небольшие прибрежные скалы. Несмотря на высоты в 5 и 10 метров, это настоящий боец Воробьи Кыновской гряды. Мал да удал!

Филологи УргУ записали о нём такой рассказ от С.П. Латкина (1893 г.р., дер. Пермяково):

"Камень Воробьи - он как бы два камня, близко друг от дружки стоят, на первый-то взгляд вроде и нестрашный, а подтягивает к нему, только успевай отгребать. Отгребай да отгребай, а чуть прозеваешь или растеряешься, так плот и шоркнет, черкнёт по камню боком. Глядишь, двух-трёх брёвнышек и нет, как не бывало, как будто воробей отклюнул. У неумелого да робкого сплавщика этот камешек клюнет раз, другой - вот и нет пяти-шести бревёшек. Есть камни-бойцы - разбойники, а этот чисто воробей, клюет два-три бревёшка, да и только".

На скале кто-то прибил автомобильный знак "Осторожно, дети!". Видимо, с намёком на то, что боец "детских" размеров. На вершине Воробьёв растёт красивый серебристый мох. Сквозь ветки виден мелководный перебор с островком посередь Чусовой и остроконечными утёсами на противоположном берегу – камень Денежкин.

            Денежкин Камень

Удивительно, как порой на Урале повторяются названия. И в Кыну есть свой Денежкин Камень! Утёсы на правом берегу назвали Денежными не потому, что якобы у этого бойца разбилась барка, перевозившая бочки с монетами с Екатеринбургского монетного двора. Всё гораздо проще. Боец Денежный стоит прямо напротив каменного "огрудка" на дне. Этой мели рыбаки опасаются даже по высокой воде. Перебор славился здесь своими "ухарями", зарабатывавшими деньгу на незадачливых сплавщиках, оттого называли его Красным, Денежным. Кыновские манеру-то с пермяковских взяли!

В этом нехитром деле главное - чтобы барка сперва как-нибудь села на мель.… Чуть правее лоцман взял – и… прямо днищем на огрудок! Есть похожий эпизод в старой кинокомедии "Волга-Волга" с красавицей Чусовой в роли известной реки.

"Не боись, паря, мы теперича барку-то стащим. Ужо за деньгу, конешно. Ты, слышь-ко, не сумлевайся!" – говорили ухари сплавщику. Что поделать? Платили сплавщики копеечку за 1 (один) дружный "ух".

"Ух" – это когда толпа набежавших местных жителей на раз-два-взяли, задорно ухая и запевая, в один приём пытается сдёрнуть судно с мели.

Потомственный сплавщик Ф.В. Гилёв вспоминал: "Нередко приходилось запевать два и три раза, за повторные запевы особой платы не полагалось".

Вот истоки подхода к маркетинговым акциям. Второй "ух" – бесплатно!

На бойце Денежном есть небольшая пещера, в которой археологи обнаружили предметы времён каменного века. На вершинах утёсов произрастают реликты лесостепи, причём пять видов растений занесены в Красную книгу. Боец Денежный является ландшафтным, геологическим и археологическим памятником природы.

Дайверы-энтузиасты пробовали найти клады "екатеринбургских галеонов", бочки с Монетного двора, россыпи драгоценного металла. Тщетно. Сколько-то монеток всё же нашли на дне у перебора и передали их в дар Кыновскому музею.

Каменные скалы бойца Денежного на самом деле являются продолжением хребта бойца Высокого. Его высоченная каменная стена длиной более двух километров уже заметна выше по течению. Из бойцов Кыновской гряды нам осталось посмотреть только на "царских бойцов" – Печку и Высокий. Продолжаем подниматься вверх по течению Чусовой.

            Под стеной Царь-Бойца

 Нет на всей Чусовой более могучей, грозной и страшной стены, чем боец Высокий! Его вогнутая линза из серо-стального камня тянется с востока на запад, окружая перебор. Каменная стена сложена из плотных, длинных и пологих тёмно-серых пластов, поверх которых высятся верхние, более светлые, порой совсем белые слои известняковых пород. Зубья каменных "волн" на протяжении этой стены вздымаются попеременно.

С 1930-х годов туристы стали называть этот боец Великаном. Но его историческое название – Высокий Камень, такое не каждому бойцу на Чусовой давалось. В наивысшей части высота скал доходит до 120 метров. За такую высоту и двухкилометровую длину его почтительно называли Царь-Бойцом. Второй Царь-Боец Чусовой – Ростун, близ устья Серебряной. Он немного ниже Высокого, имея высоту 96 метров.

Великан местами изрезан ущельями с осыпями. В центре "каменной линзы" к Чусовой пробивается водопад. Даже в зной там сочится вода. Будто громадный великан сжимает ладонь, выдавливая сок из горы. Тут было самое опасное место для "железных караванов" на бойце, его огораживали заплавнями. Под утёсами таится омут четырёхметровой глубины. Течение мощным водоворотом прижимало барку к стене бойца, затем судно растирало об Камень в щепки.

Но боец Высокий действовал не один, а в паре с бойцом Печка. Печка стоит выше по перебору по левому берегу. Мы причалим лодку напротив неё на туристской стоянке с гостевыми домиками кыновского леспромхоза.

Боец Печка

Хмурая плотина Высокого начинает скрываться за излучиной. Перед нами на правом берегу длинный "пляж". По нему бродит толстый рыжий кот, обнюхивая прибывшую лодку в надежде поживиться рыбой. Напротив нас красуется исполинская пирамидальная скала - Печка.

В предзимнюю пору, когда листва с деревьев облетела, Печка предстаёт во всей красе, отражаясь в кристальной ноябрьской Чусовой. Высота "печкинской" скалы достигает 40 метров. Печкой её назвали из-за жерла, небольшого грота в нижней части бойца, образованного изогнувшимися дугами горных пластов. В грот можно заплыть на лодке и, к сожалению, он весь исписан надписями вроде "Киса и Ося здесь были". На Чусовой из всех пяти Печек, включая Львиную Пасть, эта Печка –  самая известная!

Зрелище водяных струй около бойца завораживает. Кажется, будто вода выливается из жерла Печки в Чусовую, не то наоборот, кажется, что чудовищная пасть высосет вот-вот реку до дна. Чуть повыше бойца левый берег украшают небольшие отвесные скалы. Печка была опасным бойцом, её также ограждали заплавнями. Да вот беда. Печка направляла слишком осторожных сплавщиков прямиком на боец Высокий, к неминуемой катастрофе. Об этом предупреждал Д.Н. Мамин-Сибиряк в очерке "Бойцы":

"… нависла над самой рекой громадная скала Печка. Своё название этот боец получил от глубокой пещеры, которая чёрной пастью глядит на реку у самой воды; бурлаки нашли, что эта пещера походит на цело (чело) печки, и окрестили боец Печкой. Сам по себе боец Печка представляет серьёзные опасности для плывущих мимо барок, но эти опасности усложнены ещё тем, что сейчас за Печкой стоит другой, ещё более страшный боец Высокий Камень ...

…Если сплавщик побоится Печки и пройдёт подальше от каменного выступа, каким он упирается в реку, барка неминуемо попадёт на Высокий, потому что он стоит на противоположном берегу, в крутом привале, куда сносит барку речной струёй".

Боец Печка с 1975 года считается ландшафтным, геолого-ботаническим памятником природы. Ведь на её вершине и склонах встречаются колонии степных растений – реликты ещё доледниковой эпохи (!), а так же эндемики. В Красную Книгу внесены четыре вида растений.

Если располагаете временем, то на стоянке у Печки Вы можете остаться на день-другой в рыбацких домиках с печью, посетив местную кают-компанию "У дяди Миши". От стоянки ведёт тропа к небольшой пещере с ручейком у подножия бойца Высокого. Можете просто посидеть на старых брёвнах, остатках молевого сплава. Их постепенно вытаскивают со дна реки, очищая Чусовую. Слышал, будто китайцы просили разрешения выловить молевой затопленный лес на Чусовой, т.к. он считается ценным сырьём для мебельного производства, да вроде им не разрешили.

Места здесь красивые! Каменистый пляж тянется далеко за поворот длинной прибрежной полосой. До этой стоянки у Печки необязательно добираться на лодке из Кына. Можно сплавляться вниз от бойца Кирпичного, где мы были в прошлом путешествии. Можно пешком, на велосипедах или на лыжах пройти сюда по прибрежным тропам-дорожкам, двигаясь по правому берегу от устья Колган-Лога. В этом случае Ваш путь от Кирпичного, храма уральских индейцев, через камень Коробейный, устье речки Кирпичной и луговину Участка составит не более четырёх километров.

Солнце уже садится, прячется за елями, выстреливая последними лучами. Время летит. Ещё утром мы только садились в волшебный поезд до станции Кын, а уже столько всего увидели! Пора собираться в обратный путь. Мы отправимся пешком по старой лесной дороге, идущей к селу Кын по склонам каменного гребня Великана, чтобы увидеть закат с высоты и немного продлить для себя этот невероятный день.

 

            На вершине Царь-Бойца, провожая Солнце

Дорога от стоянки на вершину бойца Высокого почти сразу переходит в крутой подъём. Чусовая исчезает из виду, и Вы оказываетесь моментально в сказочном дремучем первозданном лесу, заваленном буреломом, с огромными замшелыми пнями, старыми пихтами и лиственницами в три обхвата. Вертикальный путь "в небо" можно разгружать привалами и остановками, на которых интересно посещать уступы каменной стены Высокого, поднимаясь от дороги к югу. На вершинах под скальными останцами встречаются небольшие пещеры. Кое-где огромные камни наворочены так дико, что этому позавидовал бы маэстро Сальвадор Дали.

Наш путь лежит по дороге, когда-то соединявшей через леса село Кын и Ослянскую пристань. По ней вывозили в Кыновский завод огнеупорную глину с верховьев речки Кирпичной. Когда ближе к вершине бойца попадаются заболоченные участки, не удивляйтесь. На Урале так часто бывает: у подножья гор может быть сухо, а на высоте, в седловинах, располагаются горные болота, заболоченные истоки речек и ручьёв.

Мы идём по хребту, который не смогла одолеть Чусовая и обошла его вокруг. Отсюда к северо-востоку, всего через километр хребет обрывается камнем Востряк по правому берегу Чусовой. Двигаясь на северо-северо-запад по хребту от вершин Великана, Вы через два километра выйдете на берег перед Мултыком, а взяв ещё западнее – можете выйти на вершину бойца Стенового. Здесь кыновский "Центр Всего". Мощный хребет со всеми шестью бойцами Кыновской гряды протянулся на добрые десять километров.

Наконец, мы выходим на одну из вершин Высокого Камня. Их несколько, выбирайте любую! Самая популярная у туристов находится чуть пониже, к ней от дороги ведёт тропа на каменный плоский выступ. С разных вершин и обзор совершенно разный. Ближе к южной оконечности с вершин видна огромная вогнутая каменная линза с водопадом и глубокая прорезь в шапках леса, образованная крутыми излучинами Чусовой. Ближе к северной оконечности длиннющей стены Великана видно, как Чусовая убегает из-под каменных зубцов к юго-западу, к Денежному перебору.

Глядя сверху на ленту Чусовой под громадными глыбами, понимаешь, насколько верно древние люди называли её Рекой Теснин. Солнце, задумавшее было спрятаться внизу у Печки, ещё светит на небосклоне. Погоня удалась. Теперь Вы можете насладиться зрелищем, когда в закатном солнце переливаются воды Чусовой, отражая облака. Огромная седая шапка ноябрьского леса лежит на хребтах до самого горизонта. Под ногами, где-то внизу, охотятся над рекой сапсаны и чёрные коршуны. Будто игрушечные, видны фигурки людей в крохотных лодочках, оставляющих "ёлочный" след на воде. Мы словно парим над Землей. Священная Чуоси уходит на запад к Кыну, увлекая за собой Солнце.

 

            Возвращение в Кын

На вершине бойца Высокого сделаем небольшой привал. Когда весь день в дороге или в работе, да так, что поесть некогда, сибиряки говорят: "Уже солнышко на ели – а мы всё ещё не ели!" Нам осталось спуститься вниз, преодолев вторую половину пути по дороге к юго-западу, чтобы через три километра очутиться напротив Кыновской пристани.

На спуске Чусовая видна иногда за деревьями справа. Через отрог хребта к северо-западу в 400 метрах отсюда находится берег Чусовой близ Долгого Дуга. Когда спуск такой же крутой, как подъём – идти ничуть не легче. Трудно удержаться от того, чтобы стремглав не побежать вниз, к живописной поляне у реки. Наконец, дорога выходит прямо к домикам биостанции Пермского университета. Теперь мы можем увидеть хутор Зябловку с противоположного берега. Осталось выбраться на мыс, напротив села Кын. Берег Чусовой здесь заболочен, поэтому лучше держаться тропинок. Слова из старой песни "На дальней станции сойду – трава по пояс!" кажутся смешными, ведь верхушки травы колышутся на ветру где-то над головой.

Темнеет. В окошках кыновских изб зажигаются огни, село утихомиривается. Наступающую тишину прерывает лай собак и… возгласы туристов на мысу напротив пристани! Это мы. Мы хотим вернуться в село! Наконец, нас услышали кыновляне и чья-то плоскодонка отправляется на наш берег для переправы. Конечно, мы договорились заранее с одним из рыбаков, который потом рассказал, как работает "сельское радио": "Через минуту мне полсела позвонило сообщить, что "твои" вышли на берег". Вот что значит "быть на виду"!

За переправу нужно заплатить денежку, пусть и небольшую, но обычаи должны соблюдаться. В том числе обычай здороваться с каждым встречным. Мы вернулись в Кын, где завтра нас ждут новые открытия и приключения! И даже непогода не расстроит нас, ведь тогда можно посетить уникальный Кыновский музей.

            Заключительные слова

На этом позвольте мне закончить сериал рассказов о путешествиях в окрестности села Кын. Кын так же "неисчерпаем, как и атом". Это удивительная точка на карте Чусовой, в которой пересеклись истории стольких народов и цивилизаций. Прикамье и страна Вису-Чулман оказались на перекрёстке путей Великого Переселения народов. Сменялись древние хозяева Чусовой от первобытных людей до булгарского царства и владычества манси. В этих местах жили древние предки коми, которые оставили нам шедевры Пермского звериного стиля, в том числе бляху с Медведем – родовой княжеский знак.

В окрестностях Кына Ермак начинал по реке Серебряной свой поход в Сибирь. Здесь побывали путешественники немец Иоганн Георги и шотландец Родерик Мэрчисон, открывший всему миру Пермский геологический период.

В Кыну осталась со времён сплавов "железных караванов" одна из двух каменных пристаней на Чусовой. Она помнит то время, когда русские люди изобрели невероятный способ "наливать" Чусовую караванным валом, чтобы пробить первую магистраль с продукцией на барках до Перми. Кын посетил первооткрыватель русской цветной фотографии С.М. Прокудин-Горский, исследовавший на аэроглиссере Камско-Тобольский водный путь.

Здесь преломилась вся история горнозаводского Урала, история передовых технологий XVIII – XIX веков в металлургии и гидротурбинах. В дремучем лесу "с нуля" строились плотины и железные фабрики, задувались домны, возводились белокаменные храмы "в византийском стиле" невероятной красоты. Троицкий храм и уникальный Ансамбль Среднего Завода – тому подтверждение.

В Кыну сохранилась память людей о трагедии Гражданской войны, которая прошлась не единожды по селу чередой кровопролитных боёв и расстрелов. В годы репрессий Кын стал пристанищем спецпереселенцев. Помнят кыновляне своих односельчан, погибших на фронтах Великой Отечественной Войны за свободу нашей Родины.

Кын – это Россия.  В нём история нашей страны. В истории Кына – ответы на многие вопросы дня сегодняшнего, "как нам обустроить Россию?"

В Кыну отразилась история рода Строгановых, заводчиков Прикамья, меценатов русской культуры и науки. И здесь Строгановы дали удивительный пример того, как аристократы и владельцы заводов могли заботиться не только о прибыли, но и о благополучной жизни обычных людей, построив больницы, аптеки, школы и училища, учредив даже заводской театр. Не говоря уже о приличном заработке мастеров и 4-х часовом рабочем дне.

В окрестностях Кына проживали коми-пермяки, манси, потомки поморов. Селились кержаки, беглые крестьяне, переселенцы с юга России – и уживались как-то всем миром, соблюдая свой, особенный порядок взаимоуважения, установленный ещё с заводских времён.

И не только выжили в суровой парме, несмотря на трудности, но и стали строить свою "лучшую" жизнь, вступив на паях с графом Строгановым в первый в России кооператив.

Ну не было тогда ещё специалистов по приватизации с "ваучерами" – и к лучшему!

Туристы, любители краеведения и фотографии, истории и архитектуры!

А также все, кто по какой-то причине нуждается не просто в отдыхе, а чтобы "в голове хорошенько очистились файлы", чтобы текущие проблемы показались маленькими и ничтожными. Кто хочет побывать на берегах прекрасной Чусовой с её каменными стражами – вечными бойцами. Все, кто неравнодушен к красоте Матери Природы!

Добро пожаловать в Кын!

Автор: Михаил Латышев
Фотографии:
Дмитрий Латышев, Михаил Латышев