Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Плакун-гора. Кын

Путешествие в село Кын. На Плакун-Гору

02.11.2015 12:07:57

При путешествии в легендарное село Кын дорога то спускается в долину реки Ломовки, то круто взбирается вверх, теряясь уже где-то под самыми облаками. Перед въездом в село перед глазами распахивается необычайно широкий и красивый вид. Видно далеко-далеко! Перед тобой и синеющие спины хребтов, и блестящая ленточка реки Кын, и дома, раскинувшиеся нижними, средними и верхними улочками там и сям по всем окрестным логам. Уральская Швейцария!

Внушительно возвышается Ильинская гора напротив устья реки Сухой, спускающейся с верхотуры из лесной глухомани. Речка Кын извивается в долине, окаймлённой высокими земляными валами, бывшими берегами Кыновского пруда. При спуске в центральную часть села замечаешь, как справа на склоне Мёрзлой горы над селом белеет в еловой зелени Троицкий храм, как слева на верхушке Троицкой горы сгрудились стройные ели в живописную "шапочку".

Проезжаешь мимо моста через реку Кын у Средней плотины, мимо Ансамбля старинного Кын-Завода с караульной избой и зданиями фабрик, немого свидетеля золотой эпохи Строгановых. После старинного храма-корабля с колокольней, находясь на небольшой сельской площади с магазинчиком, обращаешь внимание на новенький красивый мост, снова через реку Кын. Наконец, когда очутился уже на спуске близ каменной пристани, рядом с устьем Кына, ты здороваешься и с Кыном, и с живописными Бабёнками и Зябловкой, и с красавицей Чусовой!

Великая река дугой крутого перебора упёрлась в высоченный хребет Мёрзлой горы и побежала к другой горе, высящейся слева над кыновским распадком – к Плакун-Горе.

Сегодня наш путь лежит на её вершину и окрестности. Рассказ посвящён этой горе, овеянной сказами и преданиями древних времён, рассказами сплавщиков железных караванов, горькими страницами гражданской войны и репрессий. Плакун-Гора – это знаковое место в Кыну. Невозможно не заметить красивые белые скальные выходы на этой огромной луговой копне, на вершине которой едва заметны крыши домов верхних улочек заречья.



Путь на Плакун-Гору

В 1837 году граф Григорий Строганов построил  Нижнюю плотину ближе к устью Кына. При плотине тогда возвели новую деревянную пильную мельницу с водяным приводом. Она была как раз под Плакун-горой. Теперь на её месте мост, обновлённый в 2012 году. Перейдём по мосту в заречную часть и очутимся на историческом месте у подножия скал этой горы. Здесь при строительстве Кын-Завода в береговых осыпях была найдена бронзовая бляха Пермского Звериного Стиля времён IV — VI веков - Медведь в жертвенной позе. Когда-то в этом месте находилось родовое святилище князей коми из рода Медведя. Медведь стал символом всего Прикамья и в селе Кын на месте находки установлен памятник с изображением священной выкладки головы и лап Медведя на бляхе, как в ритуалах угро-финских племён.

Мимо деревянного старинного особняка, в котором сейчас находится отделение Почты России, наш путь пойдёт по дороге. На развилке выберем не правую дорогу в "нижнюю", заречную часть (хутор Бабёнки), а левую - по склону Плакун-Горы, в "верхнюю", горную часть села Кын.

Уральцы по праву могут себя считать горцами. Так же, как грузины, проживающие в долинах, отличаются от жителей горной Сванетии, так же как горцы заоблачных деревень, греки и турки, отличаются от греков и турков, живущих на побережье морей и в долинах, так и мы, уральцы, отличаемся от народов Средней полосы России. И в селе те, кто селится "наверху", "высотские" – люди особенные, отличающиеся от "низовских".

Да, подниматься и спускаться каждый день по горным дорогам и тропкам за всякой надобностью нелегко. А зато – вид какой из окошек! Домики внизу будто игрушечные, а переливающаяся змейка Чусовой вьётся далеко за могучие хребты. Стремление людей к красоте и "кругозору" было всегда.

Слова и названия мест у горцев всегда короткие, Кын, Унь… Ударение часто смещено на первый слог – так легче докричаться до собеседника на противоположном от распадка хребте.

К слову сказать, древние люди, когда устраивали городища, строили их повыше, на яру, на высоких береговых мысах. Там проживали князья рода, старейшины и шаманы, воины. А люди "попроще" –  располагались в селищах ниже, на берегу и в поймах, в низинах рек.

 

Название Плакун-Горы

 Почему эта гора называется Плакун? Известно, что в старину песни родились от "плачей". Кто не помнит "плач Ярославны" со школьной скамьи? На самом деле, немало горьких слёз на этой горе пролилось. С Плакун-Горы всегда провожали тех, кто уходил по Чусовой далеко и мог не вернуться. Как писал историк Г.Н. Чагин, "…у населения с. Кын Пермского уезда название Плакун-гора не только употреблялось для обозначения близлежащей горы, но и служило поговоркой при воспоминании о времени, когда юноши уходили на 25-летнюю службу в армию или когда крестьяне наказывались за провинности, а порой и при каком-нибудь безвыходном положении". А. Иванов приводит легенду местных жителей: "Ссыльные тут жили. Работали они в рудниках. Кругом лес был. А матери с детьми забирались на гору, смотрели вдаль и плакали. Потому и называлась та гора Плакун".

Плачем провожали с Плакун-Горы жёны и матери своих мужей и отцов, сплавщиков, уходящих вниз по Чусовой с железными караванами, навстречу гибельному Разбойнику да Отмётышу. Долго глядели вслед…  Худые новости о погибших приходили вместе с сельчанами, которые возвращались со стороны Ослянской пристани через Плакун-Гору. К семику перед Троицей пополнялся список имён в поминальных молитвах – именно в этот день, а не в родительскую субботу через неделю после Пасхи, на Чусовой был обычай поминовения усопших.

Во время боёв за Кын в Гражданскую войну уступы Плакун-Горы снова умылись слезами и обагрились кровью. Там было место зверской казни пленных белых и всех, кто им сочувствовал.

По окончании Гражданской войны и до прекращения молевого сплава в 1974 году река Чусовая стала последним пристанищем спецпереселенцев. Это были зажиточные крестьяне, учителя, священники, заводские служащие (в переводе на ленинские ярлыки - "кулаки и подкулачники", носители "опиума для народа", "гнилая интеллигенция"). Их гнали семьями, на мороз и верную смерть, в самые стылые и пропащие места. Одно из таких гиблых мест спецпереселенцев связано именно с Плакун-Горой. А. Иванов с болью вспоминает их горькую судьбу: "… в 30-е годы под Плакун-горой вновь появились ссыльные - теперь спецпереселенцы. Они в сугробах наскоро складывали себе холодные избы без печей, в которых селилось по 25 человек. Только в 1947 году они получили право покинуть Кын". И красивое это место со всех сторон, а как узнаешь со всех сторон его историю – так горше-то места и нет!

На вершине Плакун-Горы

Чем выше поднимаешься на Плакун-Гору, тем всё дальше и дальше открываются окрестные горы и леса. Кын скрывается в глубоком распадке. Вот уже и речки не видать, вот скрылись крыши домов и виден только купол колокольни Троицкого храма, а вот видна лишь еловая шапка Мёрзлой горы да облака вокруг. Мы под самым небом!

Плакун-гора и вправду место шаманское. До неба - рукой подать. В грозу сюда бьют страшные молнии. Уцелело три старых сосны, а одна под ударом небесного огня превратилась … в Кынского Зайца! Издалека ещё заметна его фигура, будто кто-то бродит по горе.

Как-то раз в июне, при возвращении в Кын с вершины Царь-бойца Высокого нам по дороге постоянно попадался странный, огромный белый (!) заяц. Он то метался, то выпрыгивал нам под ноги. Оказалась, в селе про него давно знают, будто оборотень какой. В ноябре на склоне Плакун-Горы мы увидели его очертания в обгоревшем стволе старой сосны. Неожиданно небо потемнело и в сполохах мы явно увидели его уши и горящие глаза. Это напомнило мне сказы Бажова, Кошачьи Уши, и предания манси. Кто только не ходит в кладовых уральских гор под землёй! Близ села Чусовое высятся даже каменные Коньи Уши, рядом с камнем Гардым.

С вершины Плакун-Горы можно прогуляться к красивому еловому лесочку в направлении горы Троицкой. Там до сих пор сохранились следы окопов юнкеров Белой Гвардии, молодых чехов и словаков Третьего стрелкового Яна Жижки полка из Чехо-Словацкого корпуса. Оттуда белые наступали на Кын. По этим позициям вели красные шквальный пулемётный огонь с колокольни Троицкого храма и с Плакун-Горы.

Давно отгремели те бои, уже вырос молодой лес. От его опушки Вы неожиданно снова видите вверху крыши домов. Неужели есть улочки Кына ещё выше? Хотя только что казалось, выше уже некуда. Да! Это самый "верхний уровень", горный Кын! И здесь бушуют ветра, зависают красивые разорванные облака-фрактонимбусы, которые похожи на утреннюю дымку тумана в Реке Теснин, здесь творится и рождается погода над священной Чуоси.

И здесь до сих пор живут и работают необычные люди, предсказатели явлений, наблюдатели луны и солнца, дождя и снега, почвы и росы, ветра и облаков, уральского тепла и уральского холода.

 

Кыновская метеостанция

Не устаю поражаться тому, сколько предприняли Строгановы для просвещения, культуры и науки Пермского края! Настоящие метеорологические наблюдения по программе поста начались в Кыну ещё в 1891 году. Беспрерывно, по программе метеостанции, наблюдения стали вестись с июня 1931 года. Станцию со временем несколько раз переносили, в 1947 году и в 1967 году. С 1967 года метеостанция расположена в открытом поле,  на южном склоне холма высотой более 100 метров, в 300 метрах от его плоской вершины. А в 50 метрах от метеоплощадки стоит небольшой дом – дом Кыновской метеостанции.

У этого дома очень гостеприимная хозяйка! Не часто в жизни вообще бывают такие встречи, но мне с женой повезло в Кыну на такое знакомство с совершенно уникальным и чудесным, настоящим человеком – Валентиной Ефимовной Корниенко.

Валентина Ефимовна – легенда метеослужбы Пермского края, старейший и заслуженный работник. По её рассказам, совсем молодой девчоночкой по окончании техникума вместе с мужем она впервые с Юга России приехала на Урал, в Пермский край, в горное таёжное село Кын. Тогда ведь была система распределения. Почему-то из всех мест на выбор Кын показался ей интересней. Муж был железнодорожник, вот и станция рядом, подумали молодожёны. Станция-то оказалась в 15-ти километрах, а небольшая избушка с печуркой, она же жильё, она же – метеостанция, - на самой вершине горы! Как тут жить?

И ведь вся жизнь прошла, как один день. Более полувека подряд изо дня в день, из ночи в ночь, как матерь к новорожденному каждые 3 часа, Валентина Ефимовна выходит на свой пост и в лютый мороз и в зной, в ураганный ветер и в снегопад! До сих пор самоотверженно выполняет свой долг на посту мужественная женщина. Она заслужила признание коллег и теперь учит молодых девушек, решивших повторить этот путь. На видном месте висит её скромная награда за многолетний труд - Благодарственное письмо от губернатора Пермского края. "Как приехала сюда, только в первый раз огляделась – и навсегда влюбилась в Кын, в Чусовую!" – рассказывает Валентина Ефимовна. Мы пьём удивительно ароматный чай у неё в гостях с разными вкусными вареньями, рассматриваем картины, которые украшают скромное жилище с белой финской печью. То, что в Кыну перестала действовать больница, сыграло свою роль в кончине её мужа, с которым она душа в душу прожила всю жизнь. Выросли и выучились дети, теперь Валентина Ефимовна живёт одна.

Но не утратили её глаза задора и огня. С радостью делится она с нами секретами своего дела, достижениями Кыновской метеостанции. Валентина Ефимовна проводит для нас настоящую экскурсию с мастер-классом на метеоплощадке.

Здесь уже в качестве памятников эпохи стоят и по-прежнему работают старые флюгеры и приборы ещё советской эпохи. А рядом расположились современные цифровые блоки автоматизированной системы наблюдения, соединённые в единую информационную сеть метеослужбы Пермского края.

На современных компьютерах в режиме реального времени ведут контроль измерений и наблюдений ученицы Валентины Ефимовны. Но всё же наблюдения за  некоторыми явлениями ведутся ещё дедовским способом. Вот аккуратно очищена от дёрна небольшая площадка с ровной поверхностью земли. Она нужна для наблюдений за покровом, состоянием и температурой почвы.

 

Наше внимание привлёк и прибор для наблюдения за солнечным сиянием, и необычные лепестки чаш для сбора влаги осадков. В будке метеостанции, увидев психрометры, я вспомнил, как мы учились в школе измерять влажность. "А лампа тут зачем?" – задал я вопрос, как истинный "чайник". "Как зачем?" – удивилась Валентина Ефимовна, – "А ночью ты как будешь смотреть?".

Оказывается, на Кыновской метеостанции ведётся много наблюдений разных видов:

 

-           Непрерывные наблюдения за опасными и неблагоприятными явлениями и наблюдения за необычными явлениями

-           Наблюдения за давлением

-           Наблюдения за осадками

-           Наблюдения за снежным покровом

-           Наблюдения за ветром

-           Наблюдения за температурой воздуха и  влажностью.

-           Наблюдения за температурой поверхности почвы  

-           Наблюдения за состоянием поверхности почвы

-           Наблюдения за метеорологической видимостью

-           Наблюдения за облачностью

-           Наблюдения за атмосферным давлением

-           Наблюдения за гололёдно-изморозевыми явлениями

-           Наблюдения за  солнечным сиянием

-           Агрометеорологические наблюдения.

Пойдёте на прогулку по Плакун-Горе - не забудьте посетить Кыновскую метеостанцию!
После метеостанции советую прогуляться по вершине Плакун-горы с великолепными видами. Полюшко-поле...

Здесь не нужно объяснять, что такое горизонт. Земля сливается с небом, ты будто паришь над прекрасной Чусовой. А летом тебя здесь встретит красота полевых цветов и неповторимые, душистые запахи медоносов на горном лугу.

Я сразу поставил себя на место Медведя и подумал: "Так, наверное, тут должны быть пчёлы!" И верно, пчёлы есть, да какие! Вдалеке, за скальными выступами перед Долгим Лугом, виднелись ульи…

 Кыновское пчеловодство

 Бортничеством (пчеловодством) племена людей на Чусовой занимались ещё в эпоху ломоватовской культуры V-IX веков. С тех пор на Урале, в среде духовенства, а также в старообрядческих общинах принято было заниматься бортничеством. По крестьянским обычаям, лучшую пчелиную семью дарили священнику!

Жители села Кын не только поддерживали старинное занятие, но и внесли свой вклад в научный подход к пчеловодству в суровых условиях Урала. Не зря в Пермском крае Строгановы прививали любовь к науке и исследованиям родной земли. В Кыновском заводе уже в XIX веке трудились выдающиеся учёные, исследователи Пермского края, такие как создатель первого пермяцко-русского словаря Н.А. Рогов, член Уральского Общества Любителей Естествознания (УОЛЕ) Л.Е. Воеводин.  Не отставали и пчеловоды.

Пчеловодство на Урале получило новый импульс благодаря исследованиям Прокоповича, известного химика Бутлерова и других, а также просветительской работе УОЛЕ, организовавшего в 1887 году в Екатеринбурге Сибиро-Уральскую научно-промышленную выставку. В начале XX века в Кыну создаётся Общество пчеловодов под председательством Я.М. Тиунова.

 На Урале впервые применяются передовые методы рамочных ульев Прокоповича для сбора мёда от Уральской Горнотаёжной Пчелы (знаменитая "чёрная" лесная пчела). В первый раз мы с сыном "познакомились" с этими невероятными чёрными мохнатыми созданиями на лесной дороге от Демидовского Креста в Пермяково до Рассолёнок, и то знакомство было не из сладких. Те, кто побывал хотя бы раз в Башкирии, наверняка вспомнят при этих словах и не менее знаменитую Дикую Бурзянскую Пчелу. Мёд уральских пчёл особенный и не менее вкусный, чем с горного Алтая.

Лучшего места для пчёл, чем горные луга на Плакун-горе, не найти! И сейчас на хуторе Бабёнки под Плакун-Горой стоит пасека с тех лет.

Хотите вкусного мёда горнотаёжного отведать? Приезжайте в Кын!

А нам пора от пасеки спускаться в интересный хутор Бабёнки. Наше "горное" путешествие подошло к концу.

  Текст: Михаил Латышев
Фото:
Михаил Латышев, Дмитрий Латышев, Татьяна Латышева