Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Путешествие в село Кын. К загадке Бабенок - на Земляном Струге

09.11.2015 11:20:07

Сегодня мы продолжим путешествия по окрестностям села Кын и отправимся в его заречную часть - хутор Бабенки, живописное место на берегу Чусовой. Река Кын глубоким распадком прорезает хребты, пробиваясь к Чусовой. В её устье две горы, Мёрзлая и Плакун, словно Сцилла и Харибда, раздвигаются и выпускают воды Кына в Реку Теснин. Луговая гора Плакун образует высокий и длинный береговой мыс с останцами скал, напоминая могучий корабль. Он будто встал на стоянку у берега Чусовой, спустив сходни с нижней палубы, хутора Бабенки, к самой воде. Кто и когда жил на борту этого корабля? Хутор Бабенки и Бабенская пристань – весьма загадочное место.

Во-первых, всего на Чусовой числилось точно 17 пристаней. Семнадцатую пристань ищут до сих пор, исследователи всё ещё спорят о её месте. При этом за Кыновским заводом в перечне записана только одна пристань – Кыновская. И вдруг в Кыновском музее я узнаю, что в заводе была и некая Бабенская пристань. Вот это да! Сенсация? Неужели, восемнадцатая пристань нашлась?

Во-вторых, почему в северном Пермском крае появились "южные" названия селений, хутор Зябловка, хутор Бабенки в Кыну? Откуда у нас на Урале "хутора"? Чай, не Малороссия.

А главное, что означает таинственное название "Бабенки"? Попробуем разгадать!

Эпоха железных караванов

Перед тем, как по мосту через реку Кын отправиться в хутор Бабенки пешком, отправимся от Кыновской пристани на лодке вниз по Чусовой и полюбуемся Бабенками издалека. Дома на хуторе протянулись линиями верхних и нижних улиц далеко вдоль берега Чусовой, вплоть до Гребешков. На верхней палубе огромного крейсера Плакун-Горы едва заметны флюгеры метеостанции. После Кыновского перебора воды Чусовой устремляются к Криушинскому перебору. Даже в высокую воду здесь кыновляне осторожно проводят свои лодки. Чусовая шумно бурлит и брызжет, на дне полно больших каменных ершей и подводных глыб, и только опытный лоцман проведёт гружёную лодку. А каково было пролетать баркам? Вдалеке остаются Троицкий храм, пристань и дамба с памятником эпохе Железных караванов.

Перенесёмся по реке Времени в ту эпоху и попробуем отыскать там следы Бабенок.

В 1760 году для Кыновского завода строили гавань для спуска барок из пруда на реке Кын в Чусовую, строили дамбу, которая бы защищала барки от течения на Кыновском переборе. В результате устье Кына удлинилось метров на 200 за счёт судоходного канала. На берегу Чусовой и дамбе ставили амбары, "магазины", в которых хранилась продукция завода для погрузки на барки и коломенки. Возвели высокую каменную Кыновскую пристань. Однако историк Н. Попов говорит о существовании ещё одной пристани в Кыну. В "Хозяйственном описании Пермской губернии" он ссылается на опись Кыновского завода от 1802 года, сделанной перед сдачей завода в аренду А.А. Кнауфу:

"… при заводе числятся две пристани Кыновская и Бабенская… на реке Чусовой, из коих при первой чугун и железо, а при последней руду нагружают в строимыя при них коломенки".

Зачем понадобилась Бабенская пристань?

Первопричину я нашёл в исследовании Иглиновой Е. и Гринкевича С. "Население Кыновского завода  в XVIII - начале ХХ веков".

Оказывается, с момента пуска и до 1817 года заводу хронически не хватало воды, часть механизмов бездействовала, река Кын была маловодной и едва наполняла пруд при одной плотине. Барон Александр Николаевич Строганов находит нетривиальный выход из положения.

В 1783 году на реке Нердве, левом притоке Обвы, Строганов строит железоделательный завод для переработки чугуна Кыновского завода. Елизавето-Нердвинский завод называется в честь Елизаветы, малолетней дочери Александра Николаевича. Той самой, ставшей женой Николая Никитича Демидова, через которую породнились две  прославленные династии уральских промышленников! Это хорошо, но воды в Кыну всё равно не хватает, чугуна делается недостаточно.

Тогда в 1789 году на реке Сюзьве, правом притоке Камы, возводится чугунолитейный завод Строгановых с двумя доменными печами. В том же году барона не стало, а завод называют в честь его младшей дочери Екатерины – Екатерино-Сюзьвинским. Действие домны Кыновского завода с 1788 по 1799 годы было запрещено по указу Пермской казенной палаты, об этом сообщает В.Г. Бобылев в Историческом описании Кыновского завода графов Строгановых (XVIII-XIX вв.):

"… остановленную с 1788 года при Кыновском заводе домну вроде запасной возобновить позволить, которая бы существовать могла на случай остановки настоящей в действии при Екатерино-Сюзьвинском заводе".

Итак, в конце XVIII века барон А.Н. Строганов решает временно перенести производство чугуна и железа по причине маловодности Кына. Но единственными надёжными рудниками остаются Баранчинские, других таких у Строгановых нет. Тогда как с Баранчинских рудников доставлять руду на Сюзьву?

 Разгадка Бабенской пристани

 Александр Николаевич заранее продумал логистику, когда добытую руду обжигают на месте и везут её 120 верст на лошадях с Баранчи через Серебрянский завод и Ослянскую пристань до Кына, для погрузки в коломенки. Затем 200 верст руда сплавляется в коломенках до  Екатерино-Сюзьвенского завода по Чусовой, Каме и Сюзьве. Наконец, часть чугуна с этого завода снова водным путем отправляется на переделку в Елизавето-Нердвинский завод – задачка решена!

Вот так, за гаванью на берегу Чусовой появилась и вторая, "руднишная" пристань - Бабенская! На целое десятилетие Кын-Завод остался в запасе, а Строгановы ограничились производством на внутренние нужды грузовых якорей для своих флотилий да цыренных полиц (днищ огромных цренов, солеваренных сковородок). По Описанию Кыновского завода 1816 года при Бабенской  пристани тогда числился "дом господский о 4 перерубах – ветхий (52 руб.)".  Кыновские судовые мастера освоили строительство коломенок и полубарок. По расценкам 1845 года, "каждая коломенка обходится до 200 руб., а полубарок - 140 руб.", сплав каждой коломенки требовал труда в среднем 30 бурлаков (по Бобылёву).

Загадка Бабенской пристани вроде бы прояснилась, да не совсем. Ниже по течению Чусовой за камнями Мултык и Востряк, у длинного Бабенского плёса, близ устья реки Бабенки расположена бывшая вогульская деревня - тоже Бабенки! Где точно была Бабенская пристань? Может, там? Не исключено, ведь к этой деревне была проложена дорога с Кунгурского тракта, берущего начало от Ослянской пристани.

Полагаю, всё же, что Бабенская пристань была в Кыновском заводе, на одноимённом хуторе либо чуть ниже по Чусовой, у Долгого Луга - там до сих пор мощёная камнем дорога на спуске с Гребешков сохранилась и деревня была. Коломенки строились в Кыну, хранить и грузить руду с товарами надобно было тут же, притом через осмотр и учёт.

За камнем Мултык у реки Бабенки в этом плане пристань была бы неудобна. Полагаю, при устройстве пристани Строгановым понадобились приписные крестьяне с той деревни Бабенки (ныне Заречная). Кыновские-то были "расписаны" в заводе, а бабенковским учинили оброк. Тогда было обычной практикой переселять для нужд пристаней и заводов не то, что несколько человек -  целые деревни! Вот, к примеру, деревню Мартьянову с устья Мартьянихи всю (!) переселили для работы казённой Плешаковской пристани – и ничего, "переехали"! Вот только крестьяне сохранили её название, как свою фамилию – Мартьянова. Сейчас можно только голову ломать, почему речка Мартьяниха у камня Свинки на 10 км выше по Чусовой от деревни Мартьяновой, а пристань в самой Мартьяновой почему-то называется Плешаковская?

Итак, на самом деле в Кын-Заводе было две пристани: Кыновская и Бабенская. Поэтому, включая последнюю, общее количество существовавших пристаней на Чусовой – восемнадцать!

 Разгадка хуторов

После первой загадки Бабенской пристани нужно отгадать и вторую – почему окраины Кына зовутся сейчас хуторами? С устройством Нижней мельничной плотины село Кын разрастается, часть людей расселяется ниже по течению Чусовой, "на хуторе" над Бабенской пристанью. На Плане Кыновского завода 1901 года хорошо видно, как люди охотно строили дома уже на склоне Плакун-Горы.

Сыграло роль и строительство Строгановыми в конце XIX века большой красивой заводской больницы близ Гребешков. На уральские заводы переселялись крестьяне и мастеровые не только с Севера, но и с Юга России, привнося свою лепту в топонимику местных названий. Селились они компактно, по окраинам. Оттого, что крохотное селеньице под Мёрзлой горой южане назвали по привычке хутором, теплее им не стало, так и прозвали его Зябловкой.

Таинственное название Бабенки

Те, кто не знаком с историей этого древнего названия, может произнести его неправильно – "бабЁнки", через "Ё". Как тогда понимать слово Бабёнки? Неужто вся деревня из "гулящих жёнок" состояла? Глупость какая-то! И всё-таки, сherchez la femme?

Не секрет, что в эпоху "железных караванов" на Чусовой в бурлаки брали женщин - и платили им вполовину меньше. На плотбищах и сплаве леса женщины часто работали плотогонами наравне с мужчинами. Иногда весной в деревнях на Чусовой вовсе одни бабы оставались. Которые-то мужики сами на сплав пойдут за бурлацким заработком, а самые-то бедные не по своей воле бурлаками отправлялись. За них в волостное правление приказчики сплавных контор уплачивали недоимку и уводили без согласия. Так, мол, поселение "чусовских амазонок" и прозвали?

Да нет! На самом деле, наивное объяснение названия Бабёнки от "народной лингвистики" неверно. Слово Бабенки, как позже выяснится, совсем древнее и непростое.

Река, плёс, деревня и хутор - откуда враз взялось столько Бабенок и откуда пришло это название? Почему именно так называли окраину села? Есть разные версии.

Вогульская версия Алексея Иванова

Деревня на устье реки, по левому берегу Чусовой выше камня Сосун упоминается под именем Бабенки с 1694 года. Речка тоже зовётся Бабенкой. Ранее деревня Бабенки была вогульским поселением. Постепенно вогулы совсем обрусели и смешались с русскими.

Алексей Иванов считает, что "…название "Бабенки" — русифицированное "Бебяки", то есть, люди рода Бебяка. Вогульское имя Бебяк зафиксировано среди имён чусовских манси; Бебяком звали и вогульского князька - гонителя святого Трифона".

Мне кажется, что с объяснением А. Иванов поторопился. Вы только взгляните на карту России, на которой остались с именем Бабенки названия старинных русских поселений:

деревни Бабенки в Кимрском, Ржевском, Селижаровском и Старицком районах Тверской области, деревни Бабенки в Юхновском и Дзержинском районе Калужской области и на окраине (!) Калуги,

деревни Бабенки в Вяземском районе Смоленской области, в Ковровском районе Владимирской области, в Ивановском районе Ивановской области…, и протчая, и протчая.

Наконец, одна из окраин (!) Москвы была до 2012 года деревней Бабенки Подольского района Московской области. С середины XIX века её умельцы, токари по дереву и кости радуют нас знаменитой расписной Бабенковской игрушкой!

Интересно, что по многим описаниям русских Бабенок, местные жители называют свои селения не иначе, как "бАбенки", с ударением на первый слог, произнося второй слог через "Е", а не через "Ё". Более того, на картах Шуберта 1860 года та деревня Бабенки на окраине Москвы называется Бабинки. Причём и в варианте "Бабинки" ударение на первый слог звучит более вероятно, чем на второй.

Достаточно, чтобы задуматься и понять, что, возможно, не в пермских "бебяках" тут дело?

Русская версия доморощенного краеведа

Почему бы мне не выдвинуть свою версию? В XVIII веке село Кын посетил известный учёный и путешественник Иоганн Георги. После посещения Бабенок в 1773 году он отметил: "В деревне 12 домов, в 9 из них живут аборигены-вогулы. Они язычники. В остальных строгановские крестьяне, называющие свою деревню Малой заставой, так как вели досмотр проезжим по Чусовой товарам...". Малая застава. Это ключ! Многие из деревень-Бабенок на окраинах городов Калуги, Рязанщины и Смоленщины, Владимирщины и Твери, да и Бабенки на окраине Москвы исторически были ничем иным, как …заставами! И не всегда эти "Малые заставы" звались Бабенками, иногда – Малыми бабами. Неужели, сherchez la femme? Бабами на Руси звались и колоды, которыми заколачивались сваи в заболоченные берега среднерусских рек для строительства пристаней, и вкопанные столбы стен крепостей и городцов, столбы у колодцев. Идолы половецких и финно-угорских племён тоже звались бабами. Наконец, бабой, бабенкой, бабайкой называлось большое весло из цельного бревна, употребляемое вместо руля на лодьях, барках и мокшанах, дощаниках и коломенках.  Что общего тут с кыновскими Бабенками?

Не только то, что Бабенками звались огороженные тесаными столбами деревянные укрепления, городцы, небольшие заставы на въезде в город или село.

Часть Бабенок раскинулась на Руси по заливам (как Бабенский залив на реке Мологе), по рекам, плёсам и пристаням, находится на крутых берегах рек средней и северной России, на высоких береговых мысах, причём рядом с устьем небольшой речки-притока. Так же предпочитали селиться в Прикамье древние коми, чье родовое святилище у Плакун-Горы в устье реки Кын было разрушено при строительстве завода.

Русские Бабенки – Земляные Струги

Пожалуй, самыми примечательными Бабенками являются река Бабенка и Бабенская княжеская крепость-пристань на Оке. В 1152 году Юрий Долгорукий в глуши таинственной Мещеры, на высоком кургане на берегу Оки, близ устья реки Бабенки основал пограничную заставу. Это был Городец-Мещерский, город-крепость Ростово-Суздальского, а позже Владимиро-Суздальского княжества. Позже, в 1471 году его переименовали в Касимов. Поблизости находится целый ряд древних городищ: Земляной Струг, Бабенская крепость, Столбище, Баишевская и Сынтульская крепости.

Исследователи Анатолий и Фаина Игнатьевы попытались раскрыть тайну городища Земляной Струг выше по течению реки Бабенки. В древности в лесах мещерской низменности, в сплошных болотах и озёрах было очень мало пригодной для проживания и даже для укрытия земли – "тверди". Хочешь выжить – наскреби хотя бы холмик земли! Игнатьевы в статье "О Земляном Струге" пишут: "Судя по находкам (вблизи этого городища – прим. авт.), первыми на холме Земляного Струга поселились люди из финно-угорских племён. Предположительно, это были поселенцы из племени мещеры, родственного мордве. Малодоступные места в лесах и островки суши среди болот назывались "твердью", где в случае опасности, прятались местные жители. Так, о походе в 1229 году князя Юрия Всеволодовича говорится: "Мордва вбегоша в лесы своя, в тверди".

Записи Писцовых книг города Касимова 1627 года, опубликованные Вельяминовым-Зерновым, Игнатьевы сопоставляют с находками на городищах и со старыми картами Рязанщины:

"Пустошь, что была деревня Скребякина, на речке на Бабенке, а в ней двор князь Тахмаметя Шаморданова...".

По их мнению, эта "пустошь", древнее поселение Земляной Струг и называлась Скребянкой. Так же, судя по названиям на старых картах, Скребянкой ранее называлась река Бабенка. Скребянка явно была древнерусским поселением. По Словарю Даля слова "скрести, скребывать и скребать" означают "скоблить, драть, чесать, царапать; счищать или сдирать что-либо полуострым орудием, поставленным на ребро".

Итак, Бабенки и Столбища были заставами, Земляными Стругами древнерусских городцов на Мещере. Земляная лодья с вёслами-бабенками русских поселенцев превращалась в крепость.

Интересно, что близ города Харькова, который стоит на месте древнерусского Харьковского городища, тоже есть село Бабенки Богодуховского района.

Кыновские Бабенки – Заставы русских поселенцев на Чусовой

Место впадения реки Бабенки в Оку очень похоже на устье Кына на Чусовой. Русские первопоселенцы, продвигаясь на север по рекам бассейнов Волги и Оки, селились на "тверди" – высоких береговых мысах, ставя городцы, крепости-заставы – Бабенки. Первым домом для них была их же лодья, первыми сваями – их же вёсла-бабенки. Лодья-дом с двускатной крышей, прообраз волжских, северных и чусовских барок была тем танком, тараном, с помощью которого удавалось закрепиться на земляных насыпях-кораблях, Земляных Стругах. Русские поморцы (поморы), пришедшие в Прикамье и в низовья Чусовой с Севера, тоже двигались и зимовали в лодках-жилищах – "ледянках", укрывая лодью-дом "буйном" из оленьих шкур. На память близ села Кын осталось название речки Ледянки и деревни с тем же названием - Ледянка.

Бабенки остались на Руси в древнерусских неличных именах (в 1684 году в летописях упоминается некто Максимко Бабенков), в названии потесей и вёсел на барках, мокшанах и дощаниках, в названии застав на окраинах древнерусских городов.

Каким образом вогульская деревня выше камня Сосун стала Бабенками? На Чусовую манси пришли в XII- XIII веках, занимая иногда те поселения, в которых ранее жили коми-пермяки. Известно, что коренные предки коми нередко уживались в своих поселениях вместе с пришлыми северными славянами, русскими поморцами. Название Бабенкам в Кыну было дано, скорее всего, русскими поселенцами до горнозаводской эпохи, а при переселении крестьян из Оханского и Соликамского уездов в Кын-Завод оно только укрепилось. Манси изначально либо звали это поселение иначе, по-своему, либо переняли от русского названия. Видно, удобное место было для рубки бабенок, стругов и лодей. Да и застава ввиду угрозы нападения чужаков, будь то разбойники-новгородцы, воинственные племена манси или татар, никогда лишней не была.

Кыновская гора Плакун –  русское Слёзово

В.К. Соколова в "Исторических преданиях Рязанской области" открыла для меня новую сторону в названиях кыновских Бабенок и Плакун-Горы.

По рязанским легендам, "сплавщики прикручивали канаты к каменным глыбам-бабам, стоявшим около берега. Только так они могли провести лодки через опасное место и впоследствии назвали его Бабенки". Перебор Чусовой напротив Бабенок в Кыну тоже изобилует ташами и глыбами. Самое интересное,  В.К. Соколова в "Исторических преданиях …" упоминает, что на Оке в том месте был Бабенский погост. На холме близ Бабенок хоронили купцов, погибших от рук ушкуйников, речных разбойников. И это место погребального плача называлось Слёзово, а позже там появилось село Селизово. "Если кому удавалось выбраться, это считалось чудом, которому молились, служили молебны за свое избавление", - объясняется затем в легендах название села Молебново ниже по течению.

На Чусовой на высоких холмах не только древние коми устраивали святилища. До сих пор кладбища чусовских сёл и деревень расположены значительно выше поселений, на горах. Всё просто – чтобы вешним половодьем не нарушило захоронения. При прощании с близкими над горой раздавался плач, плач жён и дочерей, старух-плакальщиц. Таково было Слёзово близ окских Бабенок, таковой могла быть и Плакун-гора близ Бабенок кыновских. Чудо и вправду, если удастся пройти Чусовую! "Выйдешь на Каму – помянешь тятю да маму", - говорили повидавшие на своём веку сплавщики. Да и Молебки на Урале тоже есть.

Прогулка по кыновским Бабенкам

Теперь настала пора прогуляться по Бабенкам пешком, разглядывая старинное поселение "низовских", тоже людей особенных. Они из тех, кто привык "ходить по воде" на плоскодонках и баркасах, как когда-то их предки ходили на батах, долблёнках и скребянках, ледянках и илимках. Лодки, небольшие баркасы лежат на берегу, у домов там и сям.

В качестве якорей вы можете увидеть траки от тракторов и прочую "чугунину", вплоть до старинных барочных лотов (если повезёт). Здесь царит дух рыбаков и сплавщиков. В безумное половодье 2015 года неожиданно возродилась и Бабенская пристань! Пройдя на лодке от Усть-Серебряной до Кына и причаливая к Бабенкам, мы обнаружили, что кыновляне не растерялись и понаставили у берега на мелководье деревянные бабы с мостками, причалами – прямо, как встарь! Я не верил своим глазам.

Начните прогулку в Бабенки со спуска к Кыновской пристани и дамбе, откуда отправлялись Железные караваны.

Постойте немного у памятника той эпохе. С дамбы открывается вид на судоходный канал, по которому вылетали кыновские барки на гребни волн "караванного вала" Чусовой. Бабенки отсюда видны, как на ладони. Затем вернитесь по улице Кооперативной на площадь к белому магазинчику и дому, в котором была одна из первых лавок Кыновского кооператива.  Ваш путь лежит по новому красивому мосту через Кын, мимо памятника Медведю, мимо двухэтажного особняка с теперешней Почтой России. Не сворачивая, идите прямо в "нижние" Бабенки.

На сельской улице с деревянными мостками-тротуарами вы услышите редчайший для городского жителя вкусный запах свежеиспечённого хлеба. Вы увидите, как старинные дома кое-где вросли в землю по самые окна, как куда-то деловито направляются козы во главе с бородатым вожаком.

По проулкам выходите на берег к Бабенской пристани и любуйтесь красавицей Чусовой! Вот за рыбой охотятся коршуны, стремглав падая в воду на переборе. Великая река после него замедляет бег и величественно несёт свои воды мимо высоких скал по правому берегу, украшенных дремучими елями в шишках. Вы не поверите, но за ними буквально в шестистах метрах расположен камень Денежный, которым оканчивается хребет камня Высокого (Великана), находящегося перед Кыновской петлёй, выше Кына. Вдалеке на горизонте белеет красивая одинокая скала напротив Долгого Луга. Берег Чусовой в Бабенках нереально плоский, сливающийся с зеркалом воды на мелководье. Красота! Рыбацкая жизнь неспешно идёт своим чередом, мимо время от времени проплывают кыновские плоскодонки.

О былой жизни заводчан до революции напоминают сохранившиеся в Бабенках двухэтажные (!) дома. В одном из них тоже была лавка первого в России Кыновского кооператива, сейчас там до сих пор работает магазинчик! Вас удивят разнообразие украшений и наличников на домах, любовь кыновлян к своей земле и своему дому. Отважно и почти отвесно карабкаются избы и огороды по скальным склонам Плакун-Горы. С любовью украшен детский сад для ребятишек деревянными фигурками рыб, зайчиков, медведей и лосей.

Во дворах приткнулись телеги,  ретро-автомобили и мотоциклы. Старые лесовозы, 130-е ЗиЛы до сих пор на ходу. На одном из старинных домов вы увидите настоящую "огненную доску" с цифрой "1846", фирменную вывеску "Саламандры", одного из первых в России обществ страхования от огня. Всё так и "дышит" историей. (Читайте здесь про Загадку Саламандры)

В конце Бабенок верхние улочки от метеостанции сбегаются к нижним у большого каменного гребня, под которым уютно расположилась пасека. Мимо бывшего заводского "гошпиталя" поднимается в гору "верхняя" дорога к волшебному и дивному Долгому Лугу. Перед Гребешками, живописными скалами на Чусовой,  "нижняя" дорога на окраине села выходит на большую луговину с пасущимся стадом коров. Жива ещё наша земля!

Послесловие

На этом оканчивается мой рассказ, а Бабенки оканчиваются перед плёсом со старицей, образующей на Чусовой остров в виде "сердечка". Старица вплотную подходит под грозные каменные навесы Гребешков.

Чусовая становится хризолитово-бирюзовой, когда бескрайнее небо над ней переливается тысячами оттенков синего. Она невероятна, когда горные луга от берега уходят ввысь до самых небес, а темно-зелёные ели отражаются в воде. Такой необычайной красотой мне запомнился Кын в заречном хуторе Бабенки.

Проплыть, проехать мимо Кына, что-то увидев вскользь – недостаточно. Обязательно пройдитесь по Кыну пешком, полюбуйтесь! Почему? Потому что только лично, "через собственные ноги" и может дойти до сердца Любовь к родному краю.

Текст: Михаил Латышев
Фото: Дмитрий Латышев, Михаил Латышев

 

В статье были использованы следующие материалы:

        1.1. Материалы Кыновского музея

  1. 2. А.В. Иванов "Мessage: Чусовая", 2007 г.
  1. 3. Иглинова Е., Гринкевич  С.А. "Население Кыновского завода  в XVIII - начале ХХ веков", http:// enc.lysva.ru/
  1. 4. Соколова В. К. Исторические предания Рязанской области. // Литературоведческий сборник. - Рязань, 1972. - С. 62;  Почему наши села так называются. // Уч. зап. РГПИ. - М., 1965. - Т. 38. - С. 105; Село Бабенки на реке Оке, http:// history-ryazan.ru/
  1. 5.  В.Г. Бобылев. Историческое описание Кыновского завода графов Строгановых (XVIII-XIX вв.). 1976 год. Архив Краевого научно-производственного центра по охране памятников (Пермский край)
  1. 6. Игнатьев А., Игнатьева Ф. "О Земляном Струге", http:// starposad.ru/
  1. 7.  От Арктиды и Биармии до Руси Московской, http://regionproekt29.ru/patriots/history/navochud/