Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Неизвестная Чусовая. Волеговы камни

23.02.2016 20:32:12

Чем славились чусовские сёла и деревни? В Наговоре старого чусовлянина сказано: "Преславное чудо, небо украшено звёздами, земля цветами, …, Мартьянова зипунами, Волегова токунами, Илимка колдунами…" (А.Иванов).

Зипуном назывался в старину русский кафтан без козыря, стоячего ворота. "Зипунами" были бедные, "сермяжные" крестьяне, а казаки так называли грабителей, промышляющих на трактах (из словаря В. Даля). Нет уж, сперва отправимся к волеговским токунам.

Побывав на берегах Илимки (читайте про Илимскую Осень), я очутился на Чусовой в старинном селе Сулём, откуда искал путь к деревне Волеговой.

 На Сулёмском плёсе перед Зареченскими домами есть небольшие острова. Напротив них, с правого берега высоко по горному лугу уходила заброшенная дорога на юг, к бывшей деревне. Жители Сулёма признались мне, что туда никто уже не ходит, разве что их охотник наведывается.

Семь вёрст туристу – не крюк, и я стал толкать гружёный велосипед в гору. На вершине луга плёс был уже не виден, крыши Сулёма скрылись в долине Чусовой. Я направился прямо в глухие елани, навстречу Большой Речке. Лес тут же сомкнулся за мной, будто я перешёл некую границу.

 Царь-Лес

В заповедных лесах близ Сулёма сохранилась часть древнего природного мира. Туда стоит отправиться, чтобы увидеть Царь-Лес. Хотя бы то, что от него осталось. Уникальная низкогорная мохово-травянистая тайга с "висячими" горными болотами сформировалась восемь тысяч лет назад. Здесь смешались европейские и сибирские виды растений, растения тайги и степи. Есть реликтовые растения с доледниковых времён и эндемики, которые встречаются только там. Чего только нет! На Чусовой встречается 90 видов медоносов, 20 видов самых разных съедобных грибов. Вместе с можжевельником встречаются малина и шиповник, жимолость и ирга. Радуют глаз брусника и земляника, дикая клубника, морошка, черника и голубика. Высоко взметнулись лиственницы и островерхие пихты. Водят хоровод берёзы вокруг величественных елей, рядом соседствуют ивы, осины и рябины. Стоят корабельные сосны.

На Чусовой были сосновые боры на любой вкус – брусничники и черничники, нагорные леса и боры, заросшие папоротником-орляком, а также сфагновые боры. Лесосплав и массовые вырубки XVIII-XX веков привели к тому, что первичный лес остался островками в труднодоступных местах, на склонах Уральского хребта. В остальных местах выросли вторичные елово-берёзовые леса. Губительным для реки Чусовой и её лесов, для рыбы оказался молевой сплав и сброс стоков от производства хромпика в Первоуральске. Стало меньше боровой дичи и хищников - лисиц, волков, горностая. Где-то ещё ходят лоси и бродят медведи. Леса вырубаются, вымирают. Последний дикий козёл в районе Сулёма был убит ещё в годы войны. Обыкновенный ёж для Чусовой – редкость, внесён в Красную Книгу. Природу Чусовой пытались сохранить, с 1946 года в бассейне Чусовой действовал большой заповедник "Висим". Но в 1951 году он был закрыт и восстановлен через 20 лет в меньших размерах, в верховьях реки Сулём. Первобытный лес сохранился у деревни Большие Галашки. Чтобы посетить Висимский заповедник, нужно иметь специальное разрешение.

В 2004 году был создан Природный Парк "Река Чусовая", протянувшийся от окрестностей Староуткинска до границы Свердловской области у камня Самаринского. Его можно посещать свободно, соблюдая правила Парка. Сотрудники Природного Парка могут помочь всем желающим познакомиться поближе с чусовским Лесом – его главной достопримечательностью!

Дорога к бывшей деревне

Мой путь от Сулёма на юг пересекла Большая Речка. Это на самом деле небольшая горная река, которая пробирается с вершин хребтов к Чусовой по чишме и буреломам. Дорога в урочище Волегово идёт по правому берегу Чусовой, в стороне от камней Кумашный и Ёршик. Она опускается и вздымается по "весёлым горкам" на протяжении 7 км. Дорога оказалась хорошо утоптанной лосями, наверняка по такой трассе им легко нестись, унося ноги от погони. Походы в дикую природу небезопасны, и я выбрал для этого путешествия конец сентября. В это время лес полон добычей, хищники сытые и нагуляли жир перед зимовкой.

Белым привидением неслышно перелетела на другое дерево большая белая сова, которую я нечаянно вспугнул. Вдалеке на дорогу вышла и встала, как вкопанная, огненная лиса. В её чёрных глазах читался вопрос: "Ты кто таков?" Вот он, плюс от тихоходного способа передвижения. Вряд ли что-то успеют увидеть те, кто несётся на квадроциклах и снегоходах, пугая обитателей леса рёвом двигателя. Не успел я подивиться красоте пламенеющей лисьей шерсти, как через сотню метров испугался сам. В межгорье, на болотине, поросшей мхом, почти из-под колёс с шумом и хлопаньем крыльев взлетела большая чёрноватая птица, с бурыми крыльями и белыми пятнами на оперении хвоста. Это был глухарь, который лакомился завядшими осиновыми листьями. Тот самый токун!

Токование у птиц происходит весной, обычно с конца марта до первых чисел мая. Самец привлекает самок своим особым голосом: "…бекас – барашком, дупель – как лучинку ломают, стрепет – резко, отрывисто трещит, тетерев – бормочет и пыхтит" (по В. Далю).

Токующая птица на время лишается остроты зрения, слуха и чуткости, потому и прозвали глухаря - глухарём. Во время скирканья (это вторая часть глухариной песни, первая - щёлканье) глухарь, закатив глаза, закидывает голову и надувает перья, разворачивает хвост.

Солнце клонилось к закату, а я всё шёл по дивному лесу, который был полон чьих-то следов, взглядов, звуков и шорохов. В окружении зверей и птиц я слушал во все уши и глядел во все глаза. Я растворился напрочь в этой лесной бездне, пока не вышел, наконец, на свет Божий. От опушки леса передо мной открылись просторы до берегов Чусовой.

 Окрестности деревни Волеговой

Спустившись по склону, я взобрался на заросший земляной вал, за которым оказалась речка Волеговка. Когда-то мост через неё был, да "весь сплыл". Бетонные трубы остались лежать в русле. Выше на дне речки виднелись остатки деревянной плотины. Сохранилась небольшая гавань. Преодолев речку вброд, я оказался на месте бывшей деревни Волеговой.

Просторная луговина уходила к лесу, кое-где виднелись оставшиеся столбы ворот у разрушенных фундаментов домов. В Путеводителе Парка "Река Чусовая" об этом месте сказано так: "Слева прорезают небо вертикальные стены камня Гребни – будто кто-то нарочно поставил стопку каменных книг ненадолго. Справа берег поднимается небольшими мягкими складками, бархатно-изумрудными летом и белоснежными зимой и ранней весной. В мае кое-где на обширных полянах с прошлогодней травой затаиваются зайцы в ещё белеющих зимних шубках, по краю леса вдалеке можно увидеть лосей – всё это завораживает. А летом на останках деревянных построек восседают серые цапли…В земляном обрыве плотины…теперь гнездятся ласточки-береговушки".

От стройных, узких и высоченных Волеговских Гребней глаз было не отвести, будто богатырь какой вонзил в землю эти острые каменные ножи. Напротив них и устроился я с палаткой на рыбацкой стоянке, чтобы встречать рассвет с этим зрелищем.

Осень – та самая пора, когда можно легко узнать, где юг! Ещё до рассвета над Чусовой появились стаи уток. Они неслись в бреющем полёте, закладывая виражи то к земляному валу на берегу, то к скалам. Десятки, сотни экипажей групп высшего пилотажа старались не выходить в открытое небо, маскируясь и пролетая в сторону Мартьяновой. Пока станица спит. Чусовая – дорога для перелётных птиц и "переходных зверей". Вечером того дня я прошёлся по берегу вдоль Волеговского плёса километр вверх до камня Лужаечного. Лужайки перед ним отменные, а Волеговский плёс широк и красив. Махина камня Лужаечного пряталась в лесу. За ним вдалеке виднелся высокий боец Пещерный. Я не отказал себе в удовольствии забраться на него и посетить небольшую пещеру Два Грота. Вход в неё находится на 20-метровой высоте, к нему со склона скалы ведёт тропа. Внизу из-под скалы "выныривает" родником у берега Чусовой ручей Пещерный.

 За перелеском на вершине Лужаечного заметил лесную дорогу, которая вела на юго-восток, к деревне Мартьяновой (7 км). По ней я спустился обратно к Гребням. Эти суровые чусовские скалы виднелись за огромным полем с осенней побелевшей травой, будто занесённой снегом.

Волеговские бойцы

 

Бойцы на реке Чусовой у деревни Волеговой один другого стоят. Столь же они красивы, сколь и опасны были для железных караванов. Самый красивый из них – Гребни.

Боец Гребни является геолого-ботаническим памятником природы, он состоит из громадных вертикальных пластин высотой до 40 метров, слегка наклонённых. Каменные пласты многослойные, толщиной всего 3 метра, расстояние между этими "ножами" – около 5 метров. У камня есть небольшая пещера, на скалах сохранилась уникальная флора.  

Этого бойца ограждали от барок бревенчатыми "открылами" – заплавнями.  Он стоит на левом берегу. Здесь Волеговский плёс оканчивается. По нижней дороге правого берега я добрался до устья Волеговки. Ниже её стрелки Чусовая делает излучину, на крутом переборе которой стоит небольшой с виду камень Волегов.

 

 

Вот он-то был самым страшным бойцом в этих местах. Русский гидротехник В. Лохтин, совершив экспедицию по Чусовой в 1878 году, отметил  боец Волегов: "...благодаря страшной быстроте воды, крутизне поворота и узости русла, должен быть причислен к одним из самых опасных камней, как Разбойник и Узенький".  Именно здесь в 1858 году разбилось четыре барки, в 1861 году - сразу пять. В книге "Никифор Клеопин" Н.Корепанов пишет (цитата А. Иванова):

"… благополучно миновали… грозу всех коломенок, снившийся караванным подрядчикам в их самых кошмарных снах Волегов камень, который обошли по вершку, цепляясь за заранее натянутые вдоль берега канаты".

Течение караванного вала неминуемо несло барки прямо в этот щербатый Зуб с лещадью.

А ведь каменная гряда на нём только началась, дальше барки поджидала Копна. У камня Копна есть ещё одно название – Боец. (Не запутайтесь в названиях волеговских камушков).

По логу за Волеговым камнем нашлись следы другого тракта, ведущего к деревне Волеговой от села Илим. Старый путь шёл за Илимский камень по левому берегу, далее до брода у камня Высокого и от него сюда, к Волегову камню. Решил пройти пару километров по нему, чтобы повидать камень Высокий. Он один из трёх Высоких на Чусовой, его высота 51 метр. Ещё есть камень Высокий за деревней Трёкой и царь-боец Высокий (высотой 120 метров) у села Кын.

Приключения у камня Высокого

Дорога от Волеговой до камня Высокого почти исчезла, заросла, оказалась завалена буреломом. Стали попадаться отпечатки лосиных копыт. Я шёл по тропе охотника из Сулёма, который был здесь, судя по его следам, день-два назад. Деревню Волегову я назвал бы Волковой, дикие здесь места. Меня не покидала мысль о том, что на одной из бляшек Пермского звериного стиля изображено божество верхом на волке, и что древнепермское имя Волег – это просто-напросто волк, "хитрый и ловкий". Пока я раздумывал над названиями волчьего лыка и  волчьей ягоды, случайно забрёл подальше от дороги в папоротник (волчью траву) и увидел… волчьи следы! В этот момент мной была совершена большая ошибка – я не стал, как это надо было делать периодически, криком оповещать о себе хозяев леса. Надеялся на удачную фотоохоту…

В результате на подходе к броду я неожиданно оказался в самой гуще волчьей стаи. Волки были рослые, с роскошной пушистой шерстью, с мощными лапами – такие красавцы! Они были не похожи на "зоопарковских", скорее на персонажей из "Маугли". Волки были настолько потрясены, что замерли и глаза их округлились в блюдца. Серые хищники расположились в засаде на кого-то спинами ко мне и медленно поднимались, ничего не понимая. Наступила минута молчания. Я гаркнул на весь лес, вложив в недобрую интонацию ярость и неудовольствие тем, что волки вышли на "мою тропу" – почти вся стая разбежалась. Кроме вожаков. Они, крупный самец и матёрая волчица, медленно стали приближаться. Я машинально выхватил фотоаппарат и прицелился… Волки поджали хвосты и растворились в лесу, будто их и не было тут. В кадре оказалась только старая коряга. Пуганые уже.

От сердца отлегло, и я глянул на реку сквозь кусты из волчьей засады. Посередине брода настороженно стояла лосиха с лосёнком. Она прядала ушами, заслышав непонятную возню и шум в лесу. Сделав кадр лосиной семейки "на память", я вышел на берег. И смотрел, как зачарованный, как лоси неслись прямо по Чусовой, буквально разрывая воду "соколом" (грудиной). Подняв фонтан брызг, они выпрыгнули на левый берег и скрылись в лесу. Всё стихло.

Я продолжил путешествие, забравшись на скалы камня Высокого. Какое же это чудо – моховой бор! Я проваливался в толстый и мягкий ковёр из мхов, по которому давно "не ступала нога человека". Волеговский лес и напугал, и изумил меня. С вершины камня Высокого был виден и тот лосиный брод перед камнем Узеньким, и перебор от камня Темняши. Какой красивый вид на окрестные леса! У оконечности камня Высокого в скалах есть грот с довольно высоким входом. Мне хватило приключений "на всю катушку", и я помчался назад, к своей палатке, "хитрым и ловким" волегом.


Вечером на краю луга я нашёл старинные пилы с большими зубцами, железные обручи от бочек, ободья колёс и прочую утварь. Музей был прямо под ногами. Когда-то тут, в деревне Волеговой кипела жизнь. Какой она была?

 

История деревни Волеговой

Деревня Волегова появилась близ устья реки Волеговки в 1701 году, когда Строгановы переселили сюда первые семьи крепостных. Когда-то она была немаленькой, подчинялась волостному центру – селу Илим. Люди селились на обоих берегах Чусовой. Жители Волеговой вместе с окрестными селениями в 1709 году пережили страшный и разорительный набег башкир, а в 1773 году – попали под руку ватажников Белобородова, сподвижника Емельяна Пугачёва. Деревенские нанимались на демидовские заводы, жгли уголь и возили его в Верхне-Шайтанск, плотничали на Илимской судоверфи. Кто-то работал на сплавах. В 1904 году в деревне насчитывалось уже 69 дворов, в которых проживало 232 мужчины и 229 женщин (данные П.И. Гилёва).

Волеговские мужики воевали на фронтах Первой мировой войны. В Гражданскую войну, летом 1918 года отряд волеговцев сообща с отрядами из Илима и Сулёма противостоял красному полку Шаронова. Когда Советская власть установилась, "зажиточных" было решено раскулачить. По свидетельству Павла Гилёва, несколько больших крепких семей сплавили на плотах из Сулёма до г.Чусового, и дальше отправили поездом до Нижней Туры в лагеря, на безвестную смерть. Оставшихся записывали в колхоз. Правда, с 1933 года появилась у местных мужиков возможность заработать денежку, а не "трудодни" – в деревне Сулём появилась Ёквинская лесобаза. На заготовке леса и молевом сплаве была очень тяжёлая работа. Рабочие с топорами, баграми, веревками и лодками нередко работали в ледяной воде, в лучшем случае заработав ревматизм. И сколько-то проклятых денег. За пять лет лучшие участки первобытного сулёмского девственного леса были безжалостно вырублены, база переехала в Нотиху и в Ёкву. Люди возвращались обратно в колхоз.

В 1941 году волеговские крестьяне снова стали солдатами и защищали Родину на фронтах Великой Отечественной Войны. Наступило послевоенное время. Волеговцы вместе с жителями Илима и Сулёма на реке Илим совместными усилиями даже возвели электростанцию, и в трёх деревнях загорелись "лампочки Ильича" (по П.И. Гилёву). Дети ходили учиться в школу в Сулём (до революции она была начальной, а в советское время стала семилеткой).

Но прожить в деревне колхозником было очень трудно. Судите сами. До 1953 года каждое хозяйство ежегодно облагалось государственным налогом:

Вынь да положь 44 кг мяса и 100 яиц; сдай с  каждой коровы по 13,3 кг топленого масла; с  каждой овцы – 1 кг шерсти и 0,2 кг брынзы; с  25 соток земли личного участка сдай 375 кг картошки! Да ещё уплати: 800 рублей с хозяйства, 500 рублей военного налога с 1 трудоспособного человека, 150 рублей с холостяка. И минимум на 100 рублей должен ты приобрести облигаций госзайма (П.И. Гилёв). За пользование сепаратором отдай каждый одиннадцатый удой от коровы. Останешься в одном зипуне!

Ничегошеньки не поменялось со времён Екатерины II в плане казённых податей. И попробуй куда-то уехать без паспорта! (До 1976 года паспорта колхозникам не выдавали, за исключением окрестностей Москвы, Ленинграда, Харькова и западной приграничной зоны.)

Сопоставим заработки. За "1 трудодень" в колхозе Вам дадут 500 граммов ржаной муки да 4 копейки, да сена 1,2 кг (!) и полкило соломы. В мизерных количествах и не каждый год выдавали сливки, творог, мед. Умножьте это хоть на 100, хоть на 200 трудодней, посчитайте доходы и расходы. В 1967 году "неперспективная" деревня Волегова исчезла навсегда.

 Происхождение названия деревни

Название деревни напоминает нам о фамилии Волеговых – одной из старинных в Прикамье. В документах 1683-1686 годов упоминаются жители Чердыни Афонька и Евдокимко Волеговы, а в переписной книге Соликамского уезда 1711 года - Гарасим Валегов. Вошли в историю братья Волеговы, Федот Алексеевич (1790-1856) и Василий Алексеевич (1807-1864), управлявшие Пермским имением Строгановых. Историки и краеведы Пермского края, братья издали ценные свидетельства Крестьянской войны 1773-1775 гг. в Прикамье. Под влиянием старшего брата В.А. Волегов собрал архив истории Строгановых, Пыскорского монастыря, рукописные фольклорные сборники Пермской губернии, участвовал в создании археологической "коллекции чудских древностей" с бляхами Пермского Звериного Стиля.

Если оттолкнётесь от "Валегов", то обнаружите, что валегами (валежником) раньше называли сухие дрова. Слово "валеги" в вятских говорах (валеЖки) и на языке коми-зырян означает …валенки! Коми говорят: "руд валеги" - серые валенки, "валеги гоз" - пара валенок.

Однако жители Сулёма окают и называют бывшую деревню с ударением на первую гласную – "вОлегова". Видно, не в пимокатах тут дело.

Если поискать "Волегов", то найдётся несколько деревень в Пермском крае с похожим названием – Волеги. Видимо, из тех краёв и были поселенцы, отправленные сюда Строгановыми. Захотите узнать, кто такие "волеги" – окунётесь в самые глубины истории! Волег – древнейшее из имён человеческих, и не только в Перми. Древнерусское имя Вольга/Вальга (Олег и Ольга), похожее на скандинавское Хельг и Хельга, могло произойти от праславянских корней Вел/Вол, Волх/Волг означавших последователей языческого бога Велеса, либо жрецов древнерусских богов - волхвов (нестриженых, волховатых). От тех же корней появились слова волос, ольха, Волга и …волк! Но есть и прапермское имя Волег (Вильог, Вольёг). Часто можно встретить толкование этого слова с коми-пермяцкого, как "ловкий, хитрый", "скользкий".

О.В. Смирнов, опираясь на работы И.Я. Кривощекова, предположил, что не всегда верно использовать современные значения слов. В этом случае слово воль-ёг/виль-йог образовано из корня виль/воль и гидронима йог/ёг. Гидроним йог/ёг созвучен с хантыйским йыгей (йыг – "река") или марийским йогы ("течение"), означая реку, течение реки. Древнее значение корня "воль/виль" сохранилось в мансийских говорах бассейна реки Тавды. Воль – это плёсо, попросту плёс. Место деревни Волеговой примечательно как раз тем, что здесь река Чусовая после камня Лужаечного вырывается на широкий плёс, который перед камнем Гребни оканчивается заводью со старицей. Воль-ёг могло означать "речной плёс". С такой версией соглашусь. На русском Севере есть деревни и с названием Плёсо, расположенные в похожих местах. А "хитрых и ловких" у нас везде предостаточно, да и валенки по всей России пока делать не разучились

 Материалы, использованные при подготовке статьи:

 1. П.И. Гилёв. "История моего края", Проза.Ру, 1971 г.

 2. Путеводитель-лоция "Река Чусовая". УКК, 2010 г.

 3. Материалы сайта о реке Чусовой, http://rekachusovaya.ru

 4. Путеводитель Природного Парка "Река Чусовая". Под ред. М.Ю. Фёдорова и др., 2014 г.

 5. О.В. Смирнов. "Мансийские субстратные говоры", УрФУ, 2012 г.

 6. А.В. Иванов. "Message: Чусовая", 2007 г.

Текст и фото Михаила Латышева