Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Пролетая над гнездом сапсана

06.10.2017 00:22:35

Автор текста - Михаил Латышев

Автор фото - Дмитрий Латышев

Рассказ прислан на конкурс сочинений "Как я провел Уральское лето 2017"

Как сплавщики ждут весну, так и мы, чусовские бродяги, ждём, когда наступит Наше Время. Когда августовская ночь засверкает звездопадом, на Реке Теснин откроются броды, в межень оголятся переборы, появятся из воды песочные пляжи – тогда и пора отправляться в волшебный полёт!

Чусовая – горная река. Бессмысленно идти против течения, да? Многие так думают. Но ведь Вождь поступил иначе? Да, разбить чёртово окно душной клиники Города, выйти в родные джунгли!

Самое интересное – это разведка нового маршрута. Никто не знает, чем всё закончится. В разведку вверх по Реке Теснин отправились:

Михаил - командир велодвойки, ведущий, он же Медведь, вдохновитель Огня

Дмитрий - штурман велодвойки, ведомый, он же Лось, хранитель Времени

Мы, уральские индейцы, решили пролететь над Чусовой против шёрстки – пусть рычит.

 

Полёт первого дня: д. Рассолёнки – д. Фролки, 25 км

Поезд подошёл к станции, на десантирование - минута. Деревня застыла в полуденном сне. Мы выехали на бетонку. Дорога уходила ввысь, в голубое небо. На взлёт! Ты набираешь скорость и летишь в опьяняющем лесном воздухе – туда, где величественные хребты склонились над священной Чуоси.

На взлёт!. Автор: Дмитрий Латышев

На перевале Рассолёнки – Кын нам пришлось уворачиваться от гружёных лесовозов. Наконец, мы очутились на развилке. На уровне глаз маячили горные кряжи. Нас ждала старая лесовозка, которая стрелой шла на северо-восток. Она буквально падала вниз, в долину реки Сухой. Мы понеслись туда, удерживая велосипеды на скорости. Наградой за успешный слалом была вкусная вода горной речки и гроздья чёрной смородины на её берегу. Набрав к ужину красноголовиков, мы направили железных коней к бывшей деревне Гаревой.

Мы снова увидели горный луг и услышали речку Гаревую. В 2015 году мы рискнули оттуда полезть прямо на хребтину Новикова камня. 

Та встреча с волками в буреломе была незабываемой, и на этот раз хотелось "проскочить" поспокойнее. Не тут-то было. У дороги обнаружились следы волка. Затем обратили внимание, что высоченные муравейники недавно кто-то разрыл лапой. Рядом был свежий отпечаток, оставленный Лесным Стариком. Хозяин не показывался, но был где-то рядом. И откуда взялось столько силы в ногах? Густое разнотравье Новикова Поля мы пролетели на одном дыхании и остановились лишь у Кобыльих Рёбер. Неужто Топтыгин с Серебряной сюда заявился? Ну да ладно. Наше Время - медведи и волки ходят сыты, будем целы.

Пока солнышко на ель не село, надо успеть на Кобыльи Рёбра залезть, на Чусовую глянуть. Кобылами, перестягами, назывались заграждения на прудах у плотбищ. После тонких и высоченных Рёбер, нам удалось найти в лесу островерхую скалу Зуб. С её вершины мы увидели обмелевшую Чусовую и приободрились. На восток!

Взобравшись на гору у Пережима, мы увидели, как слева и справа от нас блистала в вечернем солнце Чусовая. Ширина перешейка у Серебрянской петли около двухсот метров.

Последний безумный слалом – и наши кони вылетели на огромное Фролово Поле. На глазах вырастала стена царь-бойца Ростуна. До захода солнца мы успели спуститься на песчаный пляж напротив бойца и поставить палатку. Уже солнышко на ели – а мы всё ещё не ели!

Тихий фроловский плёс, грибной ужин, костёр под звёздным небом – Вечер Трудного дня.

Какое наслаждение - спать на песке!

Пляж напротив Ростуна. Какое наслаждение - спать на песке!. Автор: Дмитрий Латышев

 Царь-боец Ростун на Чусовой. Автор: Дмитрий Латышев

Второй день: д. Фролки – боец Дужной – боец Ростун – р. Серебряная - д. Фролки, 8 км

Утренний туман обволакивал Ростун, и оттого его глыбы казались ещё суровее. Ночью прошёл дождь, единственный за весь поход. Огромная луговина перед Ростуном заросла двухметровой травой. На траве висели шарики воды. С конца XVII века до 1970-х годов здесь была деревня Фролки (Фролова), она же Кайгородова. Когда-то здесь выращивали овец романовской породы. От деревни Деменёвой (напротив бойца Осинового) до Фролков и Усть-Серебряной была проложена дорога по правому берегу Чусовой. От брода у Осинового она идёт по горной гряде на север. В километре от Дужного по логу дорога спускается к Чусовой, к броду на Фролки. Мы решили найти эту дорогу, и взобраться на боец Дужной. Мы пошли вверх по реке вдоль Фролков и на перекате обнаружили брод. Год назад, когда Ростун был объят страшным пожаром, старая деменёвская дорога пригодилась. Добровольцев-пожарных доставляли к горящему бойцу на Камазах от брода у Журавлика.

Вид на бывшую деревню Фролки и Ростун. Автор: Дмитрий Латышев

С брода вдалеке был виден камень Котёл, излучина с Кобыльими Рёбрами и устьем Гаревой. Мы начали подъём по дороге на юг. Через километр стрелки компасов прижало вниз, к магнитной породе. Ха, они указывали "в землю"!

Дальше мы шли по солнцу, перевалили хребет и с высоты увидели ленту Чусовой, камень Сплавщик. Занесло. Пробираясь по отвесному склону вдоль реки, мы вышли на каменные столбы Дужного. И снова ощущение полёта!

На бойце Дужном. И снова ощущение полёта!. Автор: Дмитрий Латышев

 Река Теснин и боец Дужной. Автор: Дмитрий Латышев

Боец Дужной. Возраст каждой дуги – 1 млн. лет. Автор: Дмитрий Латышев

 Чусовая устремляется к бойцу Новикову. Автор: Дмитрий Латышев

Внизу расстилалась шапка леса, виднелись могутные изгибы хребтов, прорезанных Чусовой. Скалы Дужного обрываются вниз. Нам удалось с дальнего уступа полюбоваться знаменитыми "дугами", каждая из которых имеет возраст в миллион лет! К этому бойцу с устья Серебряной летом 1841 года пробирался сэр Родерик Мэрчисон, открывший миру Пермский геологический период.

Здесь Реку бросает к бойцам, она прижимается к Дужному и устремляется к бойцу Новикову. Имя её - Река Теснин!

Вернувшись к броду у Фролков, мы отправились к водопаду и ручью. Они стекают с брони Ростуна. Вверх по ручью на вершину Ростуна ведёт тропа. Высота скал достигает 96 метров. Только Ростун и Высокий (120 метров) носят имя царь-бойца! Перед нами открылась необъятная Серебрянская Петля во всей красе. Хребет выплеснулся Пережимом, растёкся горным Фроловым Полем. А река Чусовая обволокла его в кольцо от Кобыльих Рёбер до Юрты.

Вид на Фролки с Ростуна. Автор: Дмитрий Латышев

Утёсы царь- бойца Ростуна. Автор: Дмитрий Латышев
 
Боец Ростун. Вид на Усть-Серебряную. Автор: Дмитрий Латышев

Мы шли по обгоревшим камням, на которых до пожара был вековой брусничный бор. Спустившись по тропе к берегу, мы пошли к устью Серебряной "гулять по воде". На Конном Броде нас ждал Анатолий из кемпинга "Ермак". Мы разговорились. Дядя Толя угостил нас жареным хариусом и рассказал грустные новости. Зимой не стало отшельника Кости, жившего в избе на Серебряной. Из лаек осталась Чара. Лайка Паня погибла после схватки с молодыми волками. Она не проиграла бой и даже доползла до дому, но раны оказались смертельны. Из хороших новостей - Толя сказал, что на Ростуне вновь услышал сапсанов!

Он показал нам, где перейти Конный Брод, и мы отправились восвояси. Солнце садилось и било лучами прямо в стену бойца. Ростун блистал красным золотом!

Мы прибрали стоянку и стали готовить машины к решающему перелёту.

Солнце садилось и било лучами прямо в стену бойца. Автор: Дмитрий Латышев

 Ростун блистал красным золотом!. Автор: Дмитрий Латышев

Полёт третьего дня: д. Фролки - р. Сухая – развилка на Журавлик - Демидов Крест, 37 км

За пять лет велопоходов нам удалось прошить почти все участки Чусовой от Коуровки до Кына. Кроме одного. Мы сказали дяде Толе, что махнём отсюда через Демидов Крест и Чизму - на Кашку!

Великий день настал. Первый подъём, самый трудный – на Пережим. Слететь с хребта – полдела, а забраться обратно – уже дело. На отвесных участках мы сновали челноками вверх-вниз, попеременно забрасывая велосипеды и рюкзаки. На вершине мне захотелось подойти к краю обрыва – посмотреть, как там Чусовая проходит у Юрты. Случайно я обнаружил медвежью берлогу. Гулять дальше чего-то расхотелось. Мы вновь ворвались в гущу лугов Новикова Поля. Обратная дорога была не то, чтобы "в гору" – в небо! Отдохнув у реки Сухой, мы заползли на дорогу до Рассолёнок… Дальше – полетели!

У развилки мы свернули на северо-восток, на дорогу до Журавлика. Через несколько вёрст отыскали дорожку, по которой раньше выбирались сюда со Столбов. Солнце садилось, мелькало за елями. Мы летели по болотам и горам, по вырубкам и дремучему лесу. Нас несло в сумрак ночи. Когда наши кони скрипнули тормозами у Демидовского Креста, солнышко попрощалось последними лучами. Мы выдохнули. Победа!

Демидовский Крест напротив бойца Писаного. Автор: Дмитрий Латышев

 Такой же Крест и надпись были высечены на бойце, который потому назвали Писаным. Автор: Дмитрий Латышев

Четвёртый день: Демидовский Крест - боец Писаный - боец Столбы, 5 км

С первыми лучами, осветившими Крест, мы отправились в пеше-водное путешествие. Надувные плотики с рюкзаком и фотопулемётами сплавили от стоянки до правого берега ниже Писаного. Дальше прогулялись по речному пляжу. Напротив возвышались Старуха-с-Котомкой и Старик. Боец Столбы – настоящее украшение и жемчужина Чусовой! По азимуту мы поднялись по лесу на север, к вершине Писаного камня. Нам открылся красивый вид! Море пармы колыхалось изумрудной зеленью.

Мы спустились к плотам и вновь переплыли Чусовую. Историю Демидовского Креста и деревни Пермяковой можно почитать здесь 

К вечеру мы поднялись на главную вершину Столбов – мощный Зубец, нависающий над Стариком со Старухой. Навестили Арку и знакомые пещеры. Под Зубцом нашли развалины избушки – такие на детских площадках ставят. Чудно.

Стало пасмурно, и мы отправились на велопрогулку. В паре километров от стоянки у дороги мы нашли "домик" на берёзах. К входу вела лестница. Домик наблюдения за зверьём, поскольку в сторону леса в стене сделана прорезь.

Панорама Чусовой у бойца Писаного. Автор: Дмитрий Латышев

Боец Столбы – жемчужина Чусовой. Автор: Дмитрий Латышев

Боец Столбы – Старик и Старуха с Котомкой. Автор: Дмитрий Латышев

Вид на Чусовую с бойца Писаного. Автор: Дмитрий Латышев

Столбы. Вид на Чусовую.. Автор: Дмитрий Латышев

Столбы – уникальный боец!. Автор: Дмитрий Латышев

Полёт пятого дня: Демидов Крест – д. Пермякова – к. Конёк – р. Чизма – Вогулинская Гора – р. Ёква и д. Ёква – мост у Харёнок – устье р. Кашки – Кашкинская плотина, 21 км

 Близилась осень, пора лететь на юг! Утром мы отправились по прохладным полям бывшей деревни Пермяковой. Она имела разбойничью славу, недаром остров у камня Пермякова прозвали Золотым. Пермяковская дорога нас очаровала красивым березняком с зарослями хвоща. У старицы близ острова Верхнего мы нашли фунтовый съезд к броду через Чусовую. К нему выходит старинная дорога, которая поднимается от Ёквы на Собачьи камни, и вдоль речки Верхней Пермяковки спускается к левому берегу Чусовой. Мы миновали брод, поскольку хотели посмотреть на речку Чизму. Чусовая обмелела настолько, что мы гуляли по её высохшему дну, любуясь грозным камнем Конёк. Близ устья Чизмы стоит обветшавший памятник красноармейцам.

Красавица Чизма! Скольким староверам она дала последнее пристанище. Они, шедшие с верховьев Большой Бизи, строили на берегах Чизмы свои скиты. Чизма напоила нас вкусной водой. По дороге мы перешли вброд обе её протоки и стали карабкаться в гору камня Синего. С её вершины мы полетели на юг. К западу виднелся сылвенский кряж и долина Чизмы. Покружив по верхолесью, дорога повернула на восток и круто пошла вниз, к Чусовой. Мы вошли в стремительное пике…

Лес расступился, и мы очутились на берегу Реки Теснин. Вдали, на другом берегу возвышался белокаменный дворец бойца Аленьего. Я не опечатался. Ален, волшебный вогульский таймень, ещё бродит в омутах под этим бойцом.

Нам предстояло штурмовать брод у Вогулинской Горы. Тут-то Чусовая зарычала!

Толща воды погребла под собой велосипеды и потащила нас на стремнину. Мы сопротивлялись, но велорюкзаки не давали развернуться к берегу, струя била в них. Наступил критический момент!

Сказав сыну держаться до последнего, я попытался вырваться из хватки перебора. Удалось переднее колесо завести на таш и рывком вытащить машину с глубины. Я поспешил на помощь своему штурману. Вдвоём мы вытащили второй велик. Пройдя по берегу до устья Ёквы, мы выбрались в одноимённую деревню. Солнце садилось. Мы успели доехать до моста у Старых Харёнок и к сумеркам добраться до устья речки Кашки. Близ кашкинской плотины нашлась уютная стоянка с видом на боец Дождевой и Кашкинский перебор.

Чусовая у деревни Пермяковой. Автор: Дмитрий Латышев

Устье Чизмы близ камня Конёк. Автор: Дмитрий Латышев

На берегах Чизмы строили скиты старообрядцы. Автор: Дмитрий Латышев
 

Полёт шестого дня: Кашкинская плотина – г. Старуха – р. Талица – р. Кашка – д. Колпаковка, 33 км

Утром Чусовая снова встречала свет Звезды по имени Солнце. Кашка серебрилась, а Дождевой хмурился в тумане. По лугу в росе мы поднялись на дорогу до Колпаковки.

Наш полёт подходил к концу. За шесть дней мы пролетели вверх по Реке Теснин - над серебряной водой, встречая Солнце!

Теперь мы бороздили склоны необъятной горы Старухи. Спускаясь и взлетая на горы, мы миновали поворот на Илим и достигли речки Талицы. К полудню нас встретила вновь река Кашка, затем - деревня Колпаковка. Её основали в 1916 году при строительстве железной дороги до ст. Калино.

На станции Харёнки поезд ожидало около 60 человек! Молодёжь отправлялась на учёбу в город. Проводница объявила нам, что "по новым правилам в один вагон можно только один велосипед!"

Хорошо, что вагонов было два…

Плотина на реке Кашке. Боец Дождевой. Автор: Дмитрий Латышев

Подпишись на лучшие маршруты по Уралу. Автор:

comments powered by HyperComments