Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Горы Манарага и Неройка, легенда

Легенда о Неройке и Манараге

15.09.2016 13:38:23

Эта легенда стала известна благодаря писательнице и собирателю мансийских
легенд
Маргарите Анисимковой (1928-2013). Впервые была
напечатана в 1960 году
в сборнике «Мансийские сказы».

Кого ни спроси, где стоял чум Нёр Ойки, каждый скажет: иди по берегу реки, как увидишь, что она к камню стрелой потекла, никуда не сворачивай, а где река сделает крутую изгибину, будто кто ту стрелу пополам сломал, тут и увидишь место, где стоял чум Нёр Ойки.

Как говорят старики, ничего в нем особенного не было: чум как чум. Летом крытый берестой, зимой – оленьими шкурами. Только одна особина в нем была: день и ночь из этого чума дым шел – видно, в нем никогда огонь не гас. Интересно было всем узнать про тот дым в чуме Нёр Ойки, да никто не осмеливался спросить про это его. Человек он был старый и одинокий, а значит, и обидчивый, хотя доброты великой. Каждый охотник считал счастьем повстречаться с Нёр Ойкой перед охотой или хотя бы его след в тайге увидеть. А след его все сразу узнавали. Как только где пройдет старик, сразу тропку приметную оставит – или тут дорожка грибная пойдет, или ягодная боровинка останется, а если он болотом ходил, то там кочки выше поднимутся, если в кедровнике проходил – кедрачи все шишки со своих вершин сбросят. А если зимой задурит непогода – все знают: давно из своего чума не выходил старик.
Нер Ойка. Автор: Вадим Морозов, www.photosight.ru

Так бы, может, и прожил он спокойно, да вдруг поодаль его чума какой-то шатун Манорага появился. Медведь не медведь, человек не человек: большой, косматый. Берлогу себе смастерил из коряг да сухих пней. Как где пройдет – траву помнет, кусты притопчет, на болоте вода черными пятнами покроется.
– Зачем это он в наши края пришел? – спрашивал всех охотник Топырко. – Зачем всегда след его в сторону чума Нёр Ойки смотрит?
Никто ему не отвечал, только отец вечерами жевал табак и не ложился спать.
– Смотри, Топырко, – сказал он однажды сыну. – Ты чаще ходи к чуму Нёр Ойки! Болит у меня по ночам сердце: не зря Манорага сюда пришел! А если заметишь что неладное, сразу птиц кричи. Они всегда около чума Нёр Ойки гнездятся, не улетают далеко.
Топырка. Автор: Кадр из фильма Шли дни за днями. Манорага жил в тайге смирно, гнезд не зорил, деревьев не ломал. Когда пройдет мимо чума Нёр Ойки, постоит в стороне, прорычит жалобно и опять к своему логову отправится. А люди замечать стали, что Нёр Ойка вдруг хмурым стал, лицо почернело, улыбка потерялась, да и ростом совсем маленький стал, будто весь в комочек свернулся. Бежит по земле, как клубочек катится, а след после себя еще краше оставлять стал.
След Нёр Ойки. Автор: не известенИ вдруг не стал старик выходить из чума. Ходит, ходит около его чума Топырко, а следа увидеть не может. Подошел поближе, видит: вокруг трава растет высокая, цветы тундровые облепили стены чума, все тропки белым мхом выстланы. Стоит Топырко в стороне, дивится: вокруг осень, а около чума Нёр Ойки цветы цветут, а из чума все дым идет. Стоит он поодаль и слышит: кто-то кряхтит в стороне. «Манорага!» – подумал охотник, прижался к земле, за рукоятку ножа схватился. Видит: Манорага встал на задние ноги, вытянул косматую шею, смотрит на чум Нёр Ойки и скулит жалобно, зубы скалит. Глаза огонь мечут.
медведь Монорага. Автор: не известен– Как этот огонь погасить? – слышит Топырко слова Манораги. – При этом огне не взять мне богатства Нёр Ойки.
И давай он от злости реветь, шерсть на себе рвать, а сам все мечется, все хочет к чуму пробежать, да только поставит лапы свои косматые на мшистые тропки, а из-под них искры огненные выскакивают. Отскочит в сторону Манорага, затрясет лапами и начнет мох драть, да в сторону чума бросать. Дурил так целую ночь. Как только стало всходить солнце, устал Манорага, упал под дерево, полежал и, пошатываясь, пошел к своей берлоге. Тут Топырко вскочил, и ноги сами понесли его к чуму старика. Разостлался под ногами мох, пригнулась трава. Приоткрыл Топырко шкуру чума и видит: бьет из земли пламя, лижет языками стены горы, в земле спрятанной, и блестят эти камни, от огня светятся, переливаются, а Нёр Ойка сидит у огня и в руках камень держит. А камень тот будто изо льда сделанный.
Горный хрусталь Приполярного Урала, частная коллекция. Автор: не известен– Проходи, проходи, Топырко! – говорит Нёр Ойка, не оборачиваясь. – Давно тебя жду. Посиди со мной, посмотри камни мои, которые я всю жизнь любил собирать, а теперь пришло время их людям отдать.
Стоит Топырко, глаз от камней отвести не может.
– И это земное тепло тоже людям отдать надо! – говорит старик. – Час пришел такой! – Сказал и будто забыл про слова свои. Вскочил проворно и стал угощать охотника запашистым чаем и всякими кореньями таежными.
– Ешь, ешь, Топырко! – говорил Нёр Ойка. – От этих кореньев годы убавляются. Сколько кореньев съешь, на столько лет и помолодеешь. А мне они уже теперь впрок не идут. Шибко много я на земле прожил. Вот приходи завтра, и я научу тебя, что делать, куда и кому все эти богатства отдать. Сегодня бы сказал, да устал шибко, сил нет. Манорага всю ночь около чума ходил, спать не давал. Ты смотри за ним, Топырко, неспроста он сюда пришел! Лесной зверь не будет мастерить берлогу рядом с жильем человека, – и Нёр Ойка прилег на белую мягкую оленью шкуру около огня и уснул.
Вышел Топырко из чума совсем молодой и счастливый от мысли, что Нёр Ойка собрался свое тепло и все камни людям отдать. Идет, торопится. И вдруг у реки опять услышал храп Манораги. «А что, если он пошел тепло взять у Нёр Ойки?» – подумал Топырко и встал во весь рост перед Манорагой.
Видно, коренья старика придали ему силы и храбрости.
– Убирайся отсюда! – закричал охотник, – Зачем пришел в наши края? Зачем не даешь спать старому Нёр Ойке?
Взревел Манорага, вскочил на задние лапы, наострил когти, да увидел, как Топырко вытащил охотничий нож, побежал прочь. В это время снег повалил. Залетали в небе снежинки белым оводом, стали падать на стылую землю и прилипли к ней насовсем. Рад Топырко, что не испугался зверя страшного, идет, песни поет. Видит, по реке шуга пошла, на снегу звери свои следы оставляют. И не заметил он, как к чуму Нёр Ойки обратно пришел. Смотрит, а на снегу совсем незнакомый след. Остановился Топырко, обошел его вокруг, видит – птица ходила. Только незнакомая птица, не зимняя – след на снегу лапастый. Может быть, гуся, может быть, утки. «Как это так, – думает он. – Эти птицы давно улетели. Как тут может их след оказаться?»
Следы гуся-оборотня. Автор: не известенПошел по следу, а он прямо к чуму Нёр Ойки идет. Взволновался Топырко, наострил стрелу, натянул лук. «Все равно, – думает, – изловлю птицу непутевую!» Видит – Манорага крадучись по земле ползет, да вдруг как вскочит, как подбежит к столетнему кедру, как ударится головой о его могучий ствол – шум да треск раздался по тайге. Труха, кора да иголки посыпались с дерева, и гром раздался! Отскочил в сторону Топырко и видит: вместо Манораги гусь стоит огромный, лапы красные, на голове вместо перьев шерсть торчит. Встал гусь на тропу и прямо к чуму Нёр Ойки побежал. Тут не оплошал охотник, побежал за гусем и закричал что было силы:
– Нёр Ойка! Нёр Ойка! Гаси огонь! Гаси огонь!
А гусь подбежал к чуму, присел около него, раскинул в стороны лапы, а из них огромные когти выставились. Как схватят они чум Нёр Ойки! Затрещала земля, пошатнулась. Закачались деревья, река из берегов воду вылила. Отскочил Топырко в сторону, а громадная птица подняла все богатства Нёр Ойки в воздух и полетела.
– Топырко, Топырко! – слышит охотник голос Нёр Ойки. Стоит он на земле маленький, еле приметный, среди камней разбросанных. – Зови скорее Мороз! Зови скорее Мороз! – кричит Нёр Ойка. – Или совсем обеднеет наша земля!
А сам в камушек вдруг превратился. Только и помнит Топырко его последние слова: «Торопись, сынок! Торопись! А то Манорага утащит все богатства в чужие края!» 
Гора Неройка. Автор: не известенСколько бежал Топырко к Морозу – не помнит, а быть может, Мороз сам слова Нёр Ойки услышал, только стал он догонять улетающую птицу. Давай морозить в небе гуся! Завертелся, закружился в воздухе гусь. Стали крылья его леденеть, клюв краснеть, закричал он голосами разными.
– Морозь его, морозь его! — кричит Топырко и бежит за гусем, под ноги себе не смотрит, о коряги и пни запинается.
Крепко держит гусь в когтистых лапах чум Нёр Ойки с теплом и камнями разными. Рассердился Мороз, закряхтел. От холода на деревьях ветки ломаться стали, куропатки в снег прятаться, шуга на реке встала. Загоготал гусь Манорага громовым голосом и давай в небе переворачиваться, а на землю спускаться не хочет. Видит Топырко – полетел на землю один отмороженный коготь, а вместе с ним и камни посыпались. Запоминает охотник место, а сам лук натягивает! А мороз крепчает, пуще прежнего морозит все. И полетели на землю отмороженные перья. Тянет тяжелый чум Нёр Ойки гуся Манорагу к земле. Натянул тут Топырко свой лук и выстрелил. Посыпались на Топыркину землю камни разные, а Манорага грохнулся и почернел весь да все глубже в землю уходить стал, а сам обмороженной лапой машет, все чум Нёр Ойки схватить хочет.Картина
Так до сих пор и торчит из земли его каменная рука, бороздит низкие облака, а поодаль красуется гора Нёр Ойки. Часто солнечные лучи заливают ее своим светом, и сияет она радугой! Говорят, в этих местах богатства лежат несметные. Искать только их надо. Старик Нёр Ойка недаром жил на земле.

Эта легенда стала известна благодаря писательнице и собирателю мансийских
легенд
Маргарите Анисимковой (1928-2013). Впервые была
напечатана в 1960 году
в сборнике «Мансийские сказы».


Жыл-был седой Урал. Сборник топонимических легенд. Автор:


Сборник топонимических легенд

ЖИЛ-БЫЛ СЕДОЙ УРАЛ

Наиболее полная подборка топонимических преданий и легенд по Уралу.  Предания и легенды дополнены справочной информацией географического и топонимического характера.

Издание будет интересно самому широкому кругу читателей, а благодаря отличным фотоиллюстрациям станет прекрасным подарком детям, туристам,  краеведам, а также гостям и хозяевам Урала

 

КУПИТЬ КНИГУПОДРОБНЕЕ О КНИГЕ