Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

КАК МЫ ПРОВЕЛИ УРАЛЬСКОЕ ЛЕТО

27.09.2019 15:08:09

«И ДАЖЕ В 60, ПУСКАЙ СКРИПЯТ КОЛЕНИ…» ((с) ИВаси)

ИЛИ

КАК МЫ ПРОВЕЛИ УРАЛЬСКОЕ ЛЕТО

 

Когда я набивал заголовок, в слово «Уральское» коварно вкралась буква «к», в результате чего лето оказалось «укральское». И тут бы начать каяться и посыпать голову пеплом («как же так?!»), однако, поразмыслив слегка, я понял, что даже в такой «оговорочке по Фрейду» есть своя истина. Всё дело в том, что некоторые события в этом путешествии случались под вывеской «ну вот буквально как украли!». В ходе повествования вы поймёте почему.

Вообще на Урале мне бывать уже доводилось: в августе 1991 года, на Южном. В начале августа, в самый сезон дождей, с 12 по 22 число, мы (тогда ещё студенты III курса филиала МГУ им. М.В.Ломоносова в Ульяновске) делали пешую единичку. Заливало нас тогда обильно, только три дня были сухими, но даже и такой расклад никого не смутил. Как не смутила и весть о путче, который как раз в те даты разразился в стране. Нам было ново, красиво, интересно и значительно превосходило по расстоянию размеры родной Ульяновской области, за пределы который вот так, «в далеко», мы тогда выкатились впервые.

Потом, в 1993-м, было Южное Прибайкалье. И тоже в сезон дождей.

К чему так подробно про путешествия, вроде бы далёкие от темы? А всё просто: как только мне доводится выехать в дальний поход, в мире происходит что-то деструктивное. Типа путча в 1991-м или попытки переворота в 1993-м. С тех пор (с 1993 года) я в «дальняки» не выезжал (на меня стали как-то косо посматривать J). Так, бывало (и бывает) по два ПВДшных выхода в год: с детьми, рюкзаками (весом не больше 15+) и шашлыком. Километра на 4 от стоянки машины.

Так что я не уверен, но, видимо, очередным катаклизмом после этого «дальняка» будет взрыв Йеллоустоуна (Тьфу! Тьфу! Тьфу!).

Но вот после 26-летнего перерыва, когда уже и не институт, уже и работа, уже и свободы поменьше, и вес у тушки побольше, – в общем, уже и «не 19 лет» и всё такое – очередной «дальняк». Приполярный Урал с переходом на Северный, от кварцевой шахты «Желанная» до ж/д станции «Косью». После многолетней офисной жизни – разом:

— рюкзаки весом «30-40 +» кг.;

— холод;

— дожди и сырость;

— тундра и болота (переходящие в тайгу);

— комары вперемешку с мошкой;

— парочка бурных перекатов и…

…и величественная красота гор и лесов! 57 километров пешком до места сплава и от последнего причала до ж/д станции, а затем 124 км. по славной речке Косью, в восьмером на шестиместном катамаране, с 10 по 20 августа. В национальный парк «Югыд Ва».

Скажу честно: мы с Алёной, моей женой, шли в этот поход, понимая, что это будет конкретная проверка на прочность. И в ожиданиях мы не обманулись.

 

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. 10 августа.

Началась эта проверка с… провала.

Транспортного провала: мы не отъехали и метра от станции Инта, как могучий «Урал» (на котором без разницы – по грязи в распутицу или вброд по бурным рекам) сказал «всё, рельсы кончились». И в течение трёх часов водитель, упоминая близких и не очень родственников, ремонтировал поломку. К слову сказать, нам предстояло в этот день преодолеть 135 км. на колёсах, а потом 13,5 – пешим ходом. Но поломка и долгий простой заставили команду задуматься о реалистичности перехода засветло.

Кстати, о команде. У нас было фактически три территориальные группы – трое нас с Александром – из Ульяновска, семейная пара (Андрей с Ириной) – из Чебоксар, и три человека из Челябинска: Равиль (организатор похода и наш главный кормилец), Миша – большой, вот прям настоящий такой мишка (учитель физ-ры, кстати) и Саша – он в очках, опытный водник и владелец катамарана. Наша группа (это будет видно на последующих фото по флагу) называлась «Трусики – победители» и когда-нибудь за отдельную плату я расскажу почему именно так.

ЗДЕСЬ КАК РАЗ УМЕСТНО ВЗГЛЯНУТЬ НА ФОТО «КОМАНДА» 

команда. Автор:

 А чтобы было понятно, кто есть кто, то на фото слева направо: Саша, Миша, Андрей, Ирина, Равиль, Ярослав (автор сего опуса ), Алёна и Александр.

Вернёмся к вопросу транспорта. Ибо надежда на успех пешего перехода окончательно «крякнула» после того, как на очередном перегоне «Урал» сообщил, что самое время снова перекурить. На этот раз из-за поломки подшипника в средней правой оси. То ли ему не понравилось переезжать вброд реку Кожим, то ли решил погонять нас под мелким холодным дождиком за грибами, коих вокруг было в избытке, – фиг его знает. Но дополнительные полтора часа отдыха привели к тому, что в приполярную зону к приюту «Желанный» мы прибыли в сумерках. Остановились на ночёвку неподалёку от приюта, для костра кое-как набрали дров из привозных досок и тощей карликовой берёзы, которой тут было в избытке.

И всё.

Спать пора, потух бычок!

ДЕНЬ ВТОРОЙ. 11 августа.

Наутро выяснилось, что Приполярный Урал в этих местах – место отнюдь не безлюдное, а местами даже практически «проходной двор». Рядом с местом нашей стоянки стояла палатка, в которой, как оказалось, проживало трое поляков (2М+Д). А пока шли по дороге – постоянно кого-то встречали: то одиночку-чеха (одиночного же покорителя 32-х вершин в Альпах и кандидата в Книгу рекордов Гиннеса), то несколько групп туристов, от двух и больше человек разом.

На природоведении нам правду говорили: в Приполярье почти вся растительность карликовая. Для нас, людей с Поволжья, с его корабельными соснами и густыми лесами, такое было в новинку. А поскольку в лесу нет проблем с дровами, то тонкие сырые ветки карликовой берёзы поневоле заставили задуматься об экономии дров и влиянии воды на скорость приготовлении еды.

Собственно, теперь уместно будет сказать пару слов и про еду. Равиль – вдохновитель похода и руководитель группы – к походу подготовился основательно: сам рассчитал рацион, сам закупил и насушил продукты и распределил их по дням. Таки образом, почти каждому из нас досталось по два рациона (всего их было 12, по числу дней похода плюс резерв). Но что мы ели! Хотите борщ? Пожалуйста. Рассольник (да, солёные огурцы тоже очень даже сохнут)? Да легко! Пюрешку с курочкой? Вообще не проблема! Солянку (кто бы поверил?) – извольте! Я уж не говорю про макарошки и «овсянку, сэр»!

Еда была сытной и удивительно вкусной, несмотря на полную сублимацию. Ну, может, этому способствовала ещё и местная очень мягкая вода (мыло плохо смывалось с рук), которую можно было пить сразу из рек и ручьёв, вообще не обеззараживая. Дополняли картину всё те же грибы, которые мы собирали по дороге, а потом тушили в масле (у нас было с собой немерено топлёного) с добавлением соусов и специй. Да ещё в избытке водились ягоды (брусника, голубика, жимолость, красная смородина, морошка), которые, правда, не совсем поспели.

И – да. По вечерам, когда уже трясёт от усталости и холода (а дожди шли первые 3 дня почти не переставая, так что промокло всё, что было вне гермомешков), все получали по 100 граммов разбавленного спирта с добавлением бальзама. И хоть бы что заныло или заболело! Я, честно сказать, садился в поезд, накануне поймав температуру 38,5 и набрав с собой всё, что прописал для столь нетривиальной ситуации доктор. Но в итоге ни холод, ни вода вокруг тела не свалили. Что не могло не радовать.

Утром после завтрака, по итогам перераспределения груза у Алёны в рюкзаке оказалось дополнительно 2 рациона, у меня один, но я при этом загрузил себе палубу от катамарана, палатку и 4 весла, которые прекрасно полезли в коврики. В итоге и по внешнему виду, и по фактическому содержанию я стал похож на ракетоносец со сдвоенными ракетными установками из вёсел-ракет.

Ракетоносец. Автор:

Тогда я впервые за почти полсотни прожитых лет ощутил прелесть рюкзака с весом «30+». И вполне себе осознал, что южноуральское и южноприбайкальское путешествия 26-летней давности по нагрузке по сравнению с этой – всего лишь лёгкая прогулка по Бродвею.

В этот день мы успели собрать палатку насухо. А через час пути по заболоченным кочкам и карликовой берёзе к светлому будущему, нас стало поливать дождём. То мелкий, то не очень, но он не способствовал удобству ходьбы, поскольку суглинок на наезженной пока что дороге стал напоминать сопли, а частые лужи заставляли протаптывать новые дорожки между местных «дерев».

По сценарию светлое будущее где-то по дороге маячило перед нами в виде стойбища оленеводов с оленями. Туда мы шли не случайно, по весьма печальному поводу: за полтора месяца до нас там скоропостижно скончался турист из Челябинска. Равиль с Сашей шли по просьбе его родственников договориться о сроках и способах передачи его родным оставшихся после него вещей.

По дороге к стойбищу мы пересекли несколько бурных речек, издали понаблюдав, как улепётывает от нас в горы бурый мишка.

Стойбища мы достигли точно по графику, переговорили с оленеводами и в сумерках встали неподалёку от перевала Валдик, рядом с озером Балбанты и лагерем таких же, как мы, пеше-водников из Великого Устюга и Челябинска.

ВИД НА ВАЛДИК. Автор:

Прошли мы в этот день сценарно вчерашние 13,5 км. Дальше, на следующий день, нам по плану нужно было радиально выходить на высочайшую вершину Уральских гор – гору Народную. Но дождь к вечеру не перестал, и «до кучи» ещё и усилился ветер. Поэтому план на завтра решено было корректировать по погоде: подниматься на Народу в тумане и воде опасно, там неоднократно при таких условиях уже бывали печальные случаи. Поэтому мы натянули на трекинговые палки большой тент, свалили под него рюкзаки, на газу приготовили поесть и быстро занырнули в палатки.

Температура забортного воздуха плавно приближалась к нулю.

 ДЕНЬ ТРЕТИЙ. 12 августа.

В предутренних сумерках (после 2 ночи в горах уже рассветает) мне в первый раз пришлось вылезать из палатки и проверять, не сорвался ли из-за сильного ветра с тента кусок полиэтилена. Этот кусок я засунул в рюкзак при очередном приступе интуиции ещё дома: палатка у нас довольно старая, и при сильном дожде швы у тента пропускали всё, что падало сверху из хлябей небесных. Взял на всякий случай.

Полиэтилен не сорвался, но ветрило по-прежнему сильно.

Второй выполз наружу состоялся после того, как я проснулся из-за подмёрзших ног. Вылез из спальника, пощупал его и обнаружил, что тент лежит на палатке, а палатка вместе с тентом – у меня на спальнике. И по всему этому великолепию тихо сочится водица: кусок полиэтилена был не такой уж большой. Оказалось, что сильным ветром изогнуло опорные дуги (ветер дул как шальной, я вообще думал, что палатку унесёт вместе с нами). Пришлось снова вылезать наружу. И вот тогда я лишний раз убедился в относительной близости Северного Полюса: вокруг всё было покрытом пятисантиметровым слоем мокрого снега, и он при этом и не думал прекращаться. Я стряхнул снег, подтянул растяжки, залез в палатку и решил: поскольку в страшный ветер страшно хочется спать, то пусть намокнет – всё равно потом высушу. Вот просто назло высушу.

С новым годом!. Автор:

 Наутро погода лучше не стала. Ветер свистел на открытом пространстве, дождь мелким ситом пропитывал водой всё вокруг. Тент ночью – спасибо местным Богам! – ветром аккуратно положило на рюкзаки, так что их содержимое не промокло.

В этот день решили сделать днёвку: у нас в запасе ещё оставался один резервный день – на всякий случай. Собственно, мы не брали обратные билеты на паровоз, понимая, что сами не знаем, как (со щитом или на щите) и когда выберемся в цивилизацию.

Днём мимо нас прошло несколько групп пешеходников, а из соседнего лагеря вместо дедов Морозов пришли две снегурочки из Великого Устюга (мы их между собой тоже окрестили «дедами Морозами», просто чтобы сущности не плодить ). Они сообщили, что идут примерно тем же маршрутом, что и мы – до сплава по реке Косью.

День прошёл в слабых попытках высушить вещи и набрать дров. Под дровами – да, я подразумеваю высохшие тощие ветви карликовой берёзы. На них направлялось пламя из баллончика со средством от комаров, они подсыхали и в конечном итоге разгорались. Газа у нас было 4 баллона, одного едва хватало на полный день готовки. При неисправимо плохой погоде, царившей вокруг, увеличивался риск, что мы вообще можем остаться только с местными сырыми грибами и водкой как средством временной анестезии.

Однако несмотря ни на что огонёк горел, в палатку не задувало, местный закормленный туристами и гулявший неподалёку олень рогами палатки не посносил. Так что в этот день удалось даже слегка попеть песен. И этот факт запечатлён на ФОТО.

Песенки. Автор:

 

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ. 13 августа.

Этот день был решающим: мы или снимались и уходили дальше по маршруту, или делали восхождение на Народную. И местные Боги смилостивились: в 4 утра солнце уже освещало наше пристанище, небо было пронзительно голубым и чистым, поневоле думалось о прекрасном и всяко влекло к приключениям.

И мы пошли на Народу.

Дорога на Народу. Автор:

Налегке пошли, с собой взяли только тёплые вещи и «Доброе утро»: так Равиль назвал ежедневные пайки, в состав которых входили конфеты (карамельки и 1 шоколадная), а также орехи-изюм-курага. Блестящее решение перекуса на ходу! Калорийное и прибавляющее настроение! Не знал, теперь буду использовать: это много раз спасало от упадка сил.

Сложно словами описывать ту красоту, которую хранят древние величественные горы! Они монументально прекрасны и под снегом и без, и их надо просто увидеть – вот тут, рядом, на расстоянии касания руки! Вдохнуть их немыслимую красоту, почувствовать, как суета обыденной жизни растворяется в неописуемом покое, и даже дурно смещённые в прошлой жизни процессы в организме приходят в равновесие. И, неохотно возвращаясь, унести с собой кусочек истинной свободы и вселенского дзена, щедро смешанного из солнца, камня, снега, ветра и самых светлых помыслов и мечтаний!

Дорога на Народу. Автор:

По дороге обратно на снежнике мы обнаружили медвежьи следы, которых там не было несколькими часами ранее. Несколькими часами ранее были только волчьи.

Погода в этот день (которую мы «как УкРАЛИ») позволила нам не то, что довольно быстро взойти на вершину, но и беспрепятственно с неё спуститься. И только потом она снова нахмурилась мелким противным дождём.

 ДЕНЬ ПЯТЫЙ. 14 августа.

Поначалу казалось, что путь через перевалы Валдик и Зигзаг (пусть и затяжной, но пологий) сложным не будет.

Как бы не так!

Кроме дождя снова поднялся ветер, который так злобно упирался в торчавшие надо мной вёсла, что иногда было даже сложно согнуться от его сопротивленческих порывов! Развороты лопастей по ветру помогли слабо.

Однако стоило нам подняться на Зигзаг, как на вершине мы обнаружили полный штиль, два красивейших озера и море цветущих цветов. Всё это было словно заключено в две разновысокие мирные чаши. Сказочно, контрастно красивое место, после которого, как сказал Равиль, дорога пойдёт вниз.

«Дорога пойдёт вниз!» – говорили они.

«Будет весело!» – говорили они.

«А фиг его знает пологая будет дорога или нет!» – уточняли они.

Угу. Спуск был не то, что не очень пологим. Он был очень не пологим. А местами вообще приходилось убирать треккинговые палки, просто упираться в камни руками и сползать с рюкзаком вниз задом наперёд, упираясь ногами в очередные ступеньки-камни. В итоге на крутой, местами опасный спуск, мы потратили почти 4 часа.

Но оно того стоило: впереди нас ждала первая по красоте вершина Урала, как её называют «Корона Урала» – гора Манарага. Вот она какая в сумерках. 

КОРОНА УРАЛА – МАНАРАГА. Автор:

Да и впереди, к счастью, уже замаячили деревья, а с ними дрова, тепло и очередная просушка. Ну, по крайней мере, мы так думали. Дальше тропа шла вдоль ручья в сторону Манараги. Мы пришли опять же в сумерках к стоянке у одноимённой с горой реки, где уже одиночно стоял парниша из Чебоксар. Пришли почти по сухой погоде, но (как украли дорогу до стоянки!) разбивали лагерь едва ли не под проливным дождём. По-моему, тогда сырыми были даже вещи в гермомешках: из-за густого влажного воздуха.

В этот день мы сделали 15 километров, и я до сих пор не пойму, как мы всё это одолели: под конец дня ныло уже всё, от стоп до шейных позвонков.

Впереди оставался отрезок примерно в 10 км. мимо Манараги в сторону слияния Оленьего ручья и реки Косью: начала водной части маршрута.

ДЕНЬ ШЕСТОЙ. 15 августа.

Болота. На исходе этого дня я понял, что: а) я их точно не люблю; б) не понимаю, какие узконогие (копытные?) существа прокладывали тропинку между болотных кочек шириной всего в 20 сантиметров! С рюкзаком, который после пропитки водой стал ещё тяжелее, путь по болотам с узкой дорожкой показался едва ли не дорогой на Голгофу с постоянно тяжелеющим крестом на горбу. Алёна накануне ушибла ногу при спуске с Зизгаза, а в этот раз провалилась по колено в болотину. Мы с Равилем её кое-как вытащили, но надёжный бахил всё-таки черпанул болотной жижи. На очередном привале (а мы делали их на всём пешем маршруте примерно через 35-50 минут хода) оказалось, что черпнула она чуть-чуть, но бахил требует просушки.

И вот как-то так мы шли мимо Манараги, по пути понимая, что у нас нет резервного дня и что только в одну сторону до Манараги со стоянки у её подножия – 6 км. Программу-минимум мы выполнили за счёт Народной, хотя местные маршруты (если просмотреть их на сайте национального парка «Югыд Ва») как раз предписывают идти на Манарагу.

Из-за цейтнота мы просто шли до вечера, и, в конце концов, дошли до слияния Оленьего ручья и Косью. По дороге прошли приют с отдыхавшими там молодыми врачами (мы встретились с ними ранее, они стояли вместе с «Дедами Морозами»), нашли место посуше, и впервые за неделю сделали себе баню. Технология походной бани (старый баян, да) простая: из камней на берегу складывается каменка, под которой разводится огонь. Камни раскаляют, затем накрывают тентом (наш был приспособлен и под баню тоже) и там внутри моются, плеща на камни студёной речной водицей. А тут на берегу очень кстати оказалась старая ржавая «буржуйка».

Мы наконец-то вымылись и перераспределили нагрузку в рюкзаках. Теперь от пешей части нам оставалось только пройти 4 км. до ЖД станции Косью, что ожидала нас в 5 днях водного перехода.

Но вот кто бы знал, с каким гиканьем и улюлюканьем наша команда [«непрофессиональных сплавщиков», прим.автора] рванёт по одной из не самых простых рек Северного Урала!

 

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. 16 августа.

Мы разленились. После более чем полусотни вёрст с рюкзаками и баней накануне мы вставали вальяжно, не спеша, радуясь, что и сегодня, как и накануне, день начался без дождя. Поэтому мы приступили к сборке катамарана после завтрака, примерно часов в 9 местного времени.

Рулил процессом Саша – единственный профессионал-сплавщик в окружении 7 «чайников», у которых кроме голимого энтузиазма и 6 весёл за душой были только мокрые рюкзаки! Когда Саня (ещё до похода) узнал от Равиля, что вторую часть маршрута мы пойдём не просто по воде, а по Косью, он честно сказал, что мы полные отморозки, раз собираемся идти без опыта по такой непростой реке. Ну, что ж, мы осторожно поржали над этим заявлением и как-то потихоньку собрали шестиместный катамаран, на котором собирались идти ввосьмером.

Результатом нашей вальяжности стал поздний, уже после 15.00, вывод катамарана на воду. Кроме прочего, выяснилось, что из-за невысокой воды придётся грузиться в полукилометре от места стоянки, да ещё и с противоположного берега.

Миша с Саней потащили катамаран на тросах на тот берег, а мы долго выбирали, где нам перебираться: течение в том месте было очень сильным, а глубина местами доходила почти до карманов штанов. В итоге после перехода реки в бахилах у нас надёжно плескалось ещё по 5 литров воды, а взмокли мы от того, что сопротивлялись течению, стараясь не свалиться вместе с рюкзаками в воду. Порадовало только то, что в бахилы мы догадались влезть в специальных сплавных сандалиях и неопреновых носках.

Сплав на катамаране – это когда сидишь на рюкзаке, закрытом максимально от попадания воды чехлом или мешками, и гребёшь веслом в одну сторону, корректируя направления движения. Мы с Андреем оказались по весу самыми лёгкими, поэтому удостоились чести сидеть впереди. Самые тяжёлые (Саня с Мишей) сидели на корме, выполняя функцию маршевых двигателей.

Пока мы грузились, мимо нас прошла группа «Дедов Морозов» из Устюга на 2-х катамаранах-четвёрках (на одном у них был перегруз на 2 человека, как у нас) и байдарке-двойке. Мы помахали им ручкой и продолжили грузиться.

По воде мы пошли аж в 16.30, с совершенно зверским, шестичасовым опозданием. Рулить мы не умели, но догадывались, что делать надо так, чтобы он шёл по воде носом вперёд . Выглядело это так, как на фото.

Гребём. Автор:

 С непривычки выравнивать катамаран было сложно, да и течение нас несло так, что мы едва успевали ставить нос по ходу движения. И вот не прошло и километра, как впереди показался скальный прижим справа и гора валунов слева, на которых мирно отдыхала группа «Дедов Морозов». И ещё нам стало видно, что впереди бурлит и клокочет перекат, который надо ухитриться пройти носом. Ибо катамаран, несмотря на его устойчивость, тоже можно кувыркнуть на перекате, если зайти туда одним из бортов.

Течение ускорялось, нас несло к крупным подводным камням. Мы по неопытности пытались подравнять конструкцию, выбирая самое безопасное место для прохода. Но в какой-то момент течение сделало всё за нас. Мы влетели в эту гидродинамическую трубу более-менее прямо, но уже там нас стало заносить, и под свои же вопли из серии «греби, …!» «гребу, …!» мы влетали на менее перекатистое... задом наперёд. «Деды Морозы» наблюдали за происходящим сначала с интересом, а потом нам стало не до них. Кто-то сказал, что они нам что-то кричали, что-то типа «вы чё делаете?!». Не знаю, ну, наверное. Не слышал. И только после того, как перекат и длинный узкий проход между скал и каменистым берегом остался позади, Саня повторил, что мы отморозки и что нам неслыханно повезло пройти один из самых трудных (3-я категория в высокую воду, сейчас она была 2-я) перекатов без проблем. А сам перекат так и назывался: «Труба».

Дальше мы шли до тех пор, пока не стало темнеть. Вообще весь маршрут мы сверяли по трекеру в равилевом телефоне, и, по его словам, до очередной стоянки нам уже в сумерках оставалось пройти километров 6. Был соблазн рвануть до стоянки, но темнело. Мы решили не искушать судьбу, да и погода опять испортилась, полил дождь. Так что мы нашли не очень бурную излучину с песчаной отмелью и пропитанным влагой пространством (деревья, мох, рюкзаки, одежда, песок, – словом, всё) и разбили лагерь там. Аперитив в этот раз был двойной, ибо, несмотря на все превратности бурной речки, мы разом махнули 15 км. Оставалось пройти ещё 109.

 ДЕНЬ ВОСЬМОЙ. 17 августа.

Лило до обеда. Всухую палатку собирать было невозможно, но нам как будто кто-то помогал: примерно за час до отхода дождь сделал недолгий перерыв (тоже как украли!). Палатку собирали на весу, не складывая на землю. Всё, что было можно завернуть в чёрные мусорные мешки (Алёна взяла с собой на всякий случай, и этот случай оказался буквально в каждом дне), завернули и вышли на маршрут с твёрдой решимостью пройти максимально возможный путь до очередной, обозначенной на трекере стоянке: мимо переката «Белая лошадь» к стоянке у Круглой ямы.

Река оказалась перекатистой, и местами было трудно выруливать, стараясь не задевать «расчёски» (растительность, росшую по берегам и часто свисавшую в воду) и прижимы. И в одном месте неопытность едва не сыграла с нами в своих козырей: нас на в целом ровном месте занесло под здоровенную берёзу, полулежавшую в воде. Когда мы поняли, что мы традиционно задом заходим на препятствие и ничего уже не можем сделать, «маршевые двигатели» постарались оттолкнуться от налетавших на нас веток, одна из которых всё-таки свалила Равиля в воду. Движение катамарана под расчёской замедлилось, но мы – традиционно задом наперёд – прошли под ветками лёжа, максимально вжавшись в рюкзаки.

Итог: Равиль выловлен и возвращён на катамаран, у нашего ульяновского Саши и Андрея на шлемах остались борозды от столкновения с ветками.

После такого поворота можно было включить воображение и с трепетом представить себе, что ещё такого нас ожидает в пути. Но и тут мы «как украли» последнее опасное приключение на воде: дальше было немало сложных участков, но нам удалось пройти их без помех.

Опыт приобретался в ходе движения, да и река местами становилась всё спокойнее. И к вечеру, пройдя 38 километров по воде, мы увидели два торчащих из воды белых камня порога «Белая лошадь». И сразу за ними, по традиции развернувшись на водовороте «Круглая яма» полицейским разворотом, мы встали на каменистой излучине.

В лесу топорщились разрушенные деревянные постройки бывшего приюта, а на берегу призывно стоял на камешках и просился набрать номер и позвонить родителям белый дисковый телефон. Цивилизация существует. 

Телефон. Автор:

В этот вечер решили сделать очередную баню, тем более, что в полуразрушенных домах приюта были постройки с избытком досок. Однако пропитанные водой камни каменки стали лопаться от высокой температуры, принесённые от зданий кирпичи укладывали уже в сумерках и нагреть их мы не успели. Так что от бани отказались в пользу королевского ужина: картофельного пюре с курицей, белыми грибами (собраны Мишей и Ириной там же), сыром «Пармезан» и колбасками «пепперони»: это всё в качестве сюрпризов тащили на себе всю дорогу наши замечательные коллеги!  В зданиях вставать было опасно, так что спали в палатках, до этого долго и, как всегда, неэффективно пытаясь просушить намокшее ВСЁ.

ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙ. 18 августа.

Потеплело. Автор:

32 километра. Наконец-то на Северный Урал надуло тепло. Южный ветер воевал с северным с самого нашего восхождения на Народу, и только в предпоследний день пути победил. Температура поднялась до 20 градусов, речка стала медленнее и местами мельче, так что про перекаты мы почти забыли. Разве что нам иногда было лень подруливать, и тогда какое-то время мы двигались со скоростью идущего человека задом наперёд, любуясь окрестностями.

Мы бы шли с ещё меньшей скоростью, если бы вовремя не обнаружили, что столкновение с расчёской накануне не прошло бесследно для катамарана. Крепкая гондола всё-таки была прорвана острыми ветками и в камерах появилась пара небольших дыр. В результате этого левая гондола стала спускать, и мы с Саней сначала затянули её строительным скотчем, а потом Саня её заклеил.

Плюс появилась ещё одна проблема: по борту не хватало одной крепёжной петли, и в том месте гондола стала расходиться. В дырку охотно полезла камера. По счастью, у Сани был с собой кусок грузовой камеры, который я предложил просунуть между гондолой и камерой катамарана, чтобы давлением воздуха в последней автокамеру прижало к гондоле. Впрочем, в последний день похода, когда стало ещё теплее, камера раздулась и на гондоле стали расходиться швы. Пришлось зашивать.

В этот – девятый – день наше палаточное бытие закончилось, когда у слияния с речкой Вангыр мы обнаружили ну просто супер цивилизованный приют с капитальным домиком с топчанами, навесом для костра, беседкой, баней и туалетом «типа сортир».

Ясно, что была баня, были песни и мы с Алёной, наконец, вытащили на свет свой сюрприз: кизлярский коньяк. Вымылись в бане, и сидя за борщом в доме и кружками коньяка, приняли судьбоносное решение: пройти за завтра не 32 километра, чтобы продлить себе путешествие ещё на одну ночёвку, а все 39: на последний переход нам выпадало всего 7 км., но там места были неуютно болотистые с хилым, невысоким лесом.

На Вангыре удалось подсушить всё, что только было возможно, и поэтому тем более напрягаться ради семи километров было в лом. Так что… 

ЗАКАТ У ВАНГЫРА. Автор:

 

…день ДЕСЯТЫЙ, то бишь 19 августа, показал, что мы сработались как команда, которая умеет грести синхронно и силы рассчитывать правильно. Задом мы плыли редко, а с греблей разгонялись на спокойной воде до 8 км/ч (что немало, если учесть отсутствие быстрого течения). Лишь в одном месте сделали остановку – подшить нагревшуюся гондолу.

Небеса. Автор:

К конечной точке маршрута на берегу – заброшенной водокачке – мы позволили себе подойти кормой вперёд, традиционно припарковавшись задом.

Ну, а дальше – дальше были сборы катамарана, пробежка [Андрея и Ирины] до ЖД станции «Косью» на разведку, и поздний переход к станции, с уже разобранным и переупакованным катамараном. И мыслями о том, соскочить с «походной иглы» теперь будет довольно сложно. Ведь обыденность затягивает бытие серостью, и только в новых, экстремальных условиях понимаешь, что жизнь может (и должна) быть ярче, острее, интереснее, красивее и оттого привлекательнее. Как та, что прошла с нами десять совершенно уникальных дней по потрясающе красивым местам Приполярного и Северного Урала.

И – да, одна мыслишка «за маршрут» у нас уже есть. Но когда, куда и как – это, как говорится, будет уже совсем другая история.

 

Текст: Егоров Ярослав.

Фото: Александр Владимиров, Михаил Клименко, Роман Романтик