Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

А.С. Губкин, купец и меценат

Алексей Губкин. Купец и меценат

22.03.2016 13:58:43

Кунгур в свое время называли купеческой республикой, столько здесь было прославленных торговцев. Они задавали тон всему происходящему не только в родном городе, но и на гораздо более обширных территориях (о кунгурском Музее истории купечества  читайте здесь:)

Один из самых ярких представителей прославленного кунгурского купечества – Алексей Семёнович Губкин (1816-1883). Оказавшись удивительно прозорливым коммерсантом, он смог сделать огромное состояние на торговле чаем, которая на заре губкинской карьеры вообще не считалась хоть сколько-то перспективным делом. Когда Губкин привез в Кунгур первые обозы чая, который транспортировался в 1830-1840-х годах в виде  тюков с кое-как увязанными полупросушенными зелеными листьями, земляки были в недоумении. Покручивали пальцем у виска и говорили: «Мало своих, так Алешка удумал еще закупить банных веников. И не где-нибудь, а таскался за ними аж в Кяхту». Кахтя действительно была местом не близким – граница Бурятии и Монголии, поездка куда длилась больше полугода.  И тем не менее, эта казалась бы глупость, стала стартом одного из самых прибыльных в России дел. А Алексей Семёнович еще не раз и не два удивлял коллег и сторонних наблюдателей неожиданными «вывертами». Затеял розничную торговлю чаем,  продавая его на ярмарках в любых даже самых мизерных количествах по требованию покупателя. Установил на разные сорта чая разные цены, придумал для чая упаковки и т.д. Главным девизом Губкина в торговле было: «Наилучший продукт по дешевой цене в любое время, в любом месте доставить потребителю»… В лучшие периоды ежегодный оборот купца превышал 6 миллионов рублей. Сейчас это соответствует понятию «долларовый миллиардер». Но удивительно совсем не это. Долларовые миллиардеры есть и теперь, но вряд ли память о них через пару веков будет такой же зримой и осязаемой как память об А.С. Губкине.

На заре свой карьеры Алексей Губкин дал обет – с каждого заработанного рубля копейку тратить на благотворительность. И всю жизнь неукоснительно этому обету следовал.  Давайте пройдемся по самым ярким его «копейкам».

Кунгурское педагогическое училище
С годы советской власти предпочитали не вспоминать вслух, откуда у города взялось такое отличное здание, где в разные годы  получили образование тысячи будущих педагогов. Комфортное, просторное, выстроенное на века, да еще и красивое. Настоящее украшение города! Между тем, это отличное здание досталось будущим педагогам в наследство от сиротского приюта. Да-да! С таким размахом во второй половине XIX века строили для бедных сироток.

В семье Губкиных в 1869 году случилась беда – умерла младшая дочка Лиза. В память о девочке Алексей Семёнович решает учредить в Кунгуре Общественный детский приют для девочек и вносит на счет нового заведения 30 тысяч рублей. Сначала детей размещают в построенном на деньги Губкина келейном корпусе Иоанно-Предтеченского  женского монастыря, а потом купец решает построить для приюта отдельное здание. Для разработки архитектурного проекта Елизаветинского приюта он приглашает известного архитектора из Санкт-Петербурга Р.Р Генрихсена. А в итоговом проекте приюта фигурирует уже не одно здание, а целый комплекс: трехэтажный основной корпус, одноэтажное «служебное» здание, прачечная и баня, деревянный дом дворников и сторожей. На заднем дворе сад и огород, а вся усадьба окружена капитальной каменной оградой.

Главный корпус приюта был оснащен многими техническими новинками того времени: газовое освещение, собственный водопровод, паровое отопление, вентиляция… Ну и конечно, высокие потолки, просторные комнаты, огромные окна. При этом рассчитан приют был всего на 80 воспитанниц. Кстати, Алексей Семёнович довольно быстро пришел к тому, что содержать детей – недостаточно. Нужно давать им образование и ремесло. Елизаветинский приют становиться Елизаветинской рукодельной школой. Интересно, что летом воспитанниц вывозили отдыхать на дачу, а выпускницы школы получали вполне внушительное приданное: шубу, пальто, белье, 100 рублей ассигнациями, плюс деньги, заработанные за время учебы в мастерских школы.

В попечительский совет Елизаветинской рукодельной школы входили многие известные люди Кунгура, более того, свои именные стипендии учредили Императрица Елизавета Федоровна и Великая Княгиня Ксения Александровна. И все-таки инициатором, идеологом и, конечно, главным инвестором проекта был А.С. Губкин, более того, его дети и внуки после смерти Алексея Семёновича не оставили его детище, финансирование Елизаветинской рукодельной школы вплоть до революции оставалось на самом высоком уровне.   

Кунгурский автотранспортный колледж и Кунгурский машиностроительный завод

И это тоже «дети» А.С. Губкина. Два самостоятельных предприятия в советское время образовались из Губкинского технического училища. Его строительство началось практически одновременно со строительством комплекса Елизаветинского приюта. Архитектором выступал тот же самый Р.Р Генрихсен, а размах получился даже пошире приютского. Целый квартал: главный корпус с двумя флигелями, служебные постройки, мастерские. Причем, последние были оснащены самыми современными станками, которые купец выписал из Санкт-Петербурга и Англии. Освещалось техническое училище при помощи светильного газа, который вырабатывался здесь же, на территории училища в специально построенном газовом заводе из смеси нефтяных остатков с водой. Стоит ли говорить, что и вся остальная «коммуналка» также была на самом к тому моменту современном уровне.   

Учебное заведение было рассчитано на 300 человек, 120 из которых обучались бесплатно, 100 – находились на полном пансионе, то есть жили и питались при училище.  Большинство основных преподавателей были приглашены из столицы. Учебная программа была насыщенной: русский язык, арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия, физика, химия, электротехника, механика, устройство машин, технология металлов и дерева, счетоводство, строительное искусство, рисование, геометрическое, проекционное и техническое черчения, закон Божий и занятия в мастерских.

После революции на базе Губкинского технического училища возник механический техникум (теперь это автотранспортный колледж), а в мастерских училища обосновался машиностроительный завод.

Алексей Семенович Губкин не столько занимался благотворительностью, сколько вкладывался в будущее родного края: ему не казалось достаточным накормить и обогреть сирых и убогих (хотя таких вариантов вспомоществления в  его жизни тоже было более чем достаточно, просто они остались за границей этого рассказа). Он смотрел гораздо дальше: воспитать новое поколение молодежи, высокообразованной, привыкшей к определенному уровню быта, имеющей на руках профессию. Тех, кто даст новый импульс к развитию города и всей страны. Удивительно, как государственно мыслил человек, воспитанный в уральской глубинке и получивший домашнее образование, суть которого можно обозначить тремя словами "читать, считать, молиться".

Текст: Светлана Логинова
P.S. При подготовке материала автор опирался на книги С. Мушкалова «Алексей Губкин и его наследники», Е. Золотов «Боль души». Фотографии взяты из открытых источников.


О других достопримечательностях Кунгура и его окрестностей читайте в путеводителе "33 маршрута. Урал Средний и Северный". Покупайте путеводитель в интернет-магазине Издательства Азимут.