Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство Азимут". Все права защищены. Текстовые материалы размещенные на сайте являются собственностью Издательства Азимут и не могут быть использованы без письменного разрешения.

Агидель, дочь Иремеля. Легенда

АГИДЕЛЬ, ДОЧЬ ИРЕМЕЛЯ

23.05.2016 13:46:55

Легенда и дополнительная информация приводятся
по тексту книги "Жил-был седой Урал"

В большой горной стране, что лежала в самом сердце Камня-гор, жил когда-то старик Иремель. Голова его покрылась сединой, под бременем прожитых лет и забот согнулась его спина, а некогда богатырская сила покинула старика. Только в глазах еще горело пламя могучей силы и такой человеческой воли, которая может опрокинуть горы, остановить грозу и разогнать тучи, может вселить в людей храбрость и отвагу, покорить непокоренных. И любить, любить жизнь, как любить может только молодой джигит…

И любил старик Иремель свои горы, бескрайние просторы за ними – загадочную, уходящую к небу степь. Любил он озера с их бездонной глубиной, тишину лесов и шум родниковой воды. Но больше всего на свете любил он свою дочь Агидель. Она была для него дороже всего на свете, самым дорогим родником, глядя на который он пополнял свои силы. Ведь она была продолжением его рода, его народа. Мать Агидели умерла давно, и отец один растил дочь. Он научил ее храбрости, воспитал равной отважному джигиту по силе и не уступающей древним мудрецам по уму. Недаром, когда состязались конники-джигиты в езде на конях или в беге, Агидель всегда была первой. Когда же собирались аксакалы-мудрецы, Агидель не раз помогала им прийти к мудрому решению и положить конец их спорам.

Агидель была на диво хороша собой. Оттого все люди любовались нежностью ее лица, подобного горному цветку, что растет и ныне в горах Урала. Ее улыбка, светлая и добрая, была подобна утренней заре, а в глазах всегда мерцала словно капелька росы. Сердце Агидели не познало еще радости любви, хотя многие джигиты не задумываясь отдали бы жизнь за ее улыбку и любовь. Вместе с другими девушками летом она работала в поле, пасла скот, доила кобылиц. А какой кумыс получался у нее! Выпьешь пиалу – и голову закружит, ароматом трав обдаст. Забьется сердце радостней у человека, и кровь по жилам побежит быстрей. Зимой же она пряла, ткала шерсть, шила из медвежьих шкур одежду для джигитов, расшивая ее разноцветными узорами. Одним словом, не любила Агидель сидеть без дела, трудилась, как и все остальные.

А как, говорят, она пела! Все старики и старухи, не только девушки и парни, приходили послушать. В те поры люди пели после работы, когда на землю приходила ночь и все кругом засыпало. Спали и горы. Даже вершины сосен и елей не качались. Не пробегал и бурундук, на елях не плакали совы. Вот и говорится в сказке, что хоть и есть на свете много-много гор, но такой тишины, какая бывает только на Урале в горах, никогда и нигде не услышишь. Послушайте сами. Постойте ночью на одной из гор или заберитесь на какой-нибудь шихан – почувствуете сами, как вокруг вас разливается тишина. Ни единого шороха и звука не услышишь. И все это будто потому, что, когда пела Агидель, замирали горы…

Так и жила она, как и все другие девушки племени. Но вдруг замолкли песни Агидели, перестала она петь – не до песен стало. Примечали люди, что с каждым годом на горах становилось все жарче. Придет весна – и сразу весь снег жара будто слижет. Словно большое-большое чудище откуда-то дышало огромной пастью, из которой шел огонь и раскаленные ветры. От зноя изнемогали степь и горы. Пересохли все родники, ушла под землю вода. Начали гореть леса. В полях даже полынь пропала. Молили Аллаха люди, чтобы смилостивился он над народом и послал дождя. Долго-долго советовались мудрецы, как спасти людей и скот, как преградить дорогу дракону и его знойным ветрам, вырвать из его пасти воду. Говорили старики-аксакалы. Печально стояли люди, опустив головы. Казалось, не было дороги к спасению от жары. И вдруг с кошмы поднялась древняя старуха. Она вместе с другими слушала мудрецов. Сухая, как палка, воткнутая в землю много-много лет назад, старуха едва держалась на ногах. Кожа на лице ее сморщилась как корочка на пареной репе, только что вынутой из печки, а почти мертвые глаза ее говорили: «Чужой век я уж захватила».

И вот старуха заговорила, шамкая беззубым ртом. Долго и терпеливо слушали ее мудрецы. А когда она прошептала, что спасти народ может только тот, у кого есть крылья, не поняли ее. Хотя знали, что старость редко ошибается. И верно: чем дальше старуха говорила, тем больше открывалось тайн гор и седых преданий. Самая же большая тайна, открытая старухой в тот страшный день и год для народа, была тайна о копье из хрусталя. Ежели кто его найдет (а скрыто оно в глубине горных кряжей), то сможет пронзить им любой камень, скалу и целые хребты. «И потечет тогда из расщелин гор хрустальная живая вода, – шамкала старуха, – только живая вода сможет спасти людей и землю от засухи и смерти. Смерть же несет дракон. Погибнуть он может только от живой воды. Сгинет он – и тогда все снова зацветет. Но может сделать такое только тот, кто смел, как редкостная птица – большой орлан, мудрый, как все мудрецы нашей земли, чистый душой, как только что родившееся дитя».

Замолкла старуха, а люди, не сговариваясь, поглядели на Агидель. Каждый сердцем понял, что это сможет сделать только она – Агидель. Поняла и она слова старухи. Молча поклонилась она народу и отцу за то, что пал выбор на нее. Стала собираться в путь. Не привыкать ей было садиться на коня и скакать по нехоженым тропам, встречаться со зверем лютым и всяких чудищ увидать. И когда наступила ночь, собрались люди проводить Агидель. А она уж коня за поводок держала. Обняв отца и поклонившись людям, надела она убор воина, села на коня и помчалась в ночь, навстречу… Кому – и сама не знала.

Немало сменилось дней и ночей, много ей довелось встретить диких зверей и страшных чудищ по дороге. Но говорят, что сердце, отданное на подвиг, не боится самых злых зверей и самых жутких страшилищ. Маленький бурундучок, что знает, как в любую норку можно убежать, помог Агидели, показав ей дорогу к хрусталю. Бурундук юркнул в расщелину скалы, а Агидель, привязав коня к кедру, кинулась за зверьком, поняв, что не просто зверушка крутилась возле нее. Протиснулась Агидель в расщелину горы и вдруг на большой поляне очутилась. А поляна вся окружена горами, и не простыми, а из хрусталя. Зажмурилась поначалу Агидель, оттого что горы разными огнями отливали. Была тут и черная хрустальная гора, и красная, и желтая, но больше всего сияла гора из прозрачного хрусталя. На траве у самой горы лежало хрустальное копье, а рядом стояло такое чудище, что Агидель в страхе попятилась назад. Но в это время, откуда ни возьмись, появился огромный красавец лось. Он кинулся на чудище и, подняв его на рога, швырнул в пропасть.

Подняла Агидель хрустальное копье и увидала, что на том месте, где оно лежало, забил родник. И такая была в нем чистая вода, что ее можно было принять за капельки ожившего хрусталя… Взяла девушка копье, напилась живой воды и помчалась к людям, вновь через зной и мимо огненных зарниц и чудищ. Хрустальное копье она держала острием вперед, и перед ним, как и говорила старуха, рушились горы, раздвигались скалы. И однажды вдруг за спиной услыхала Агидель плеск воды. В радости она оглянулась и остановилась: за ней, как самая чистая роса, вода бежала. Она пробивалась за Агиделью сквозь горы, то бурля на перекатах, то, успокоившись, бежала тихо-тихо, то, споря с камнями, весело шумела.

Радостно встретили люди Агидель. А новую реку ее именем назвали. И на горе семь древних мудрецов, одетых в белые одежды, подали Агидели самую большую награду их племени – редкостной и смелой птицы крыло, большого орлана. Гору же, на которой Агидель с отцом жила, и по сей день называют в память об ее отце – Иремелем.

Фотографии: Сергей Степанов, Максим Антипин, снимки
башкирской красавицы и старухи взяты из открытых источников

Иремель и Агидель – гора и река. Иремель является одной из самых красивых и высоких гор Южного Урала, он расположен между хребтами Аваляк и Бакты (Белорецкий район Башкортостана). Имеет две вершины: Большой Иремель (1582 м) и Малый Иремель (1449 м). Неподалеку, в основании г. Кукташ на хребте Аваляк находится исток реки Белой (Агидели), крупнейшего притока Камы. Длина Агидели – 1430 км. В долине реки расположена столица Башкортостана город Уфа, а также Белорецк, Мелеуз, Салават, Ишимбай.

Иремель – принято переводить название горы как «священная», но и по-башкирски, и по-татарски «священный, святой» – изге, не подходят и «заколдованная, заговоренная» – ырымлы. Известный топонимист А.К. Матвеев считает, что правильней будет отталкиваться от башкирского ир – «мужчина, герой» и тюркского əмəл – «седло», восходящее к монгольскому эмээл, которое нередко встречается в названиях перевалов Тянь-Шаня, Алтая, Средней Азии и Южной Сибири. Таким образом, возможный перевод названия горы Иремель (Ирəмəл) – «седло героя».

Агидель от башкирских слов ак – «белый» и идель – «Волга», а в более общем смысле «река». Агидель (Агизел) противопоставляется Караидели (Каризели). Возможно это противопоставление возникло оттого, что воды Белой чуть светлее, чем воды Уфы, а может оттого, что Белая течет с юга, со светлого полудня, а Уфа – с севера, с черной полуночи.

Эту и многие другие легенды читайте в сборнике топонимических легенд "Жил-был Седой Урал" (Издательство Азимут, 2014 год). Полистать книгу, познакомиться с ее оглавлением и купить по выгодной цене книгу можно в  интернет-магазине издательства, а также в книжных маназинах Екатеринбурга и Свердловской области.